DEEPspace

Объявление


Друзья, очень ждём в Глубоком Космосе многих персонажей. Приходите на роли Минервы Макгонагалл, Ороро Монро, Гарри Поттера, Цириллы из Цинтры, Такхизис и других. Всем персонажам из списка нужных обеспечен упрощённый шаблон анкеты.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

новости проекта. 4.05 Да пребудет с вами сила! В честь сорокалетия "Звёздных войн" целый месяц по упрощенному шаблону мы принимаем всех персонажей космических фандомов, от XXII века Стругацких до Стартрека и Доктора Кто!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DEEPspace » внутренний космос » Все не так, как кажется на самом деле


Все не так, как кажется на самом деле

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время и дата: ночь с 24 на 25 июня
Место действия: где-то на улицах Парижа.
Участники и очередность: Ирэн Арно, Огюст Тома
Краткое описание: Никогда не знаешь, что прячется в темной подворотне

Отредактировано Irène Arnaud (2017-04-22 09:16:03)

+2

2

Вокруг было очень темно, но вдалеке – чуть посветлее. Кажется, вечность идти до этого посветлее, но она справилась. Выступила из подворотни, прищурилась в слепящем свете тусклых фонарей. Место было незнакомое. Дома пошатывались, обнимались и пили на брудершафт. Земля тоже, так и норовила сбросить её. Крепко держась за шершавую стену, женщина сняла туфли-лодочки – без каблуков было проще устоять на ногах.

Женщина огляделась. Все было так незнакомо, что совершенно все равно, куда идти. Но в одну сторону тянулась надежная стена, а до той стены, что вела в другую, надо было еще преодолеть проем арки. Тело болело, будто после длительной тренировки. Голова кружилась, мысли сжались до простых вспышек-слов. За ребрами была такая тяжесть, такая, что хотелось положить ребра на землю и оставить, как только что оставила туфли.

Она шла по пустой улице, держась за стену, неуверенно ступая, покачиваясь, иногда останавливаясь и прислоняясь плечом, а то и лбом, к стене. Босая, в длинном, разорванном по подолу, светлом платье и тонкой кофточке, совершенно не защищавшей от ночной прохлады. Правая кисть была в потемневшей, подсохшей крови. Не женщина, а иллюстрация к зомби-апокалипсису.

Отредактировано Irène Arnaud (2017-04-22 09:14:31)

+3

3

Фары выхватили в темноте силуэт, фигуру спотыкающейся женщины, Тибо заметил ее первой. К этому моменту Гюс, не имевший шанса выспаться в предыдущие ночи, находился где-то на грани между сном и явью и ему пришлось напрячь зрение, чтобы разглядеть девушку как следует. Без обуви, без сумочки, цепляющаяся за стены, одетая более чем неуместно для ночных прогулок, девушка была единственным прохожим на безлюдной улице.
Полицейский вышел из машины, осветил окрестности фонарем, не встретив взглядом ничего подозрительного. Тибо остался у машины, за открытой дверью водительского места, связываясь с дежурной бригадой парамедиков.
- Мадам! - Огюст, стараясь не светить девушке в лицо, опустил пятно света так, чтобы его самого можно было разглядеть в неверном свете фонарей. Даже приблизившись, мужчина не уловил ни намека на запах перегара. - Мы из полиции, мы вам поможем.

+4

4

Фары, яркий фонарик – женщина остановилась, чтоб прикрыть глаза рукой. Два дела сразу – идти и закрывать глаза – делать не могла. Поднятая рука, правая, была в крови.
Женщина смотрела на мужчину, ей казалось, что долго смотрела, но на самом деле счет времени шел на секунды.
- О, хвала небесам, вы нашли меня. Я, кажется, немного заблудилась.
Говорила она тихо,  неуверенно, будто удивляясь, что может говорить.
- Вы теперь полицейский, месье дю Грэв? Как это мило…

Его ошпарило волной адреналина, мысли с запозданием метнулись в тесноте черепной коробке, голова отозвалась гудением. Проще было списать все на собственный недосып. Должно быть, он ослышался. Девушка перед ним не была даже отдаленно похожа на кого-то, кого он мог знать в своей прошлой жизни, да и в настоящей - тоже.
- Я агент Тома, это агент Омон. Вы можете назвать свое имя и сказать, что с вами произошло? Обопритесь на меня. - Огюст сунул фонарик в петлю на ремне и, поддержав девушку за плечо, повел к машине, где Тибо уже разворачивал шуршащее термоодеяло из тонкой пластиковой пленки.

Предложенная помощь оказалась очень кстати. Улица раскачиваться не перестала, но стала качаться чуть медленнее, будто этот замечательный месье своим весом придавил её к земле и приструнил.
- Я же Ирэн, Ирэн… - Оп, с этого места была темнота. – Вы не узнаете меня? Я живу в доме рядом… Ох, вы же умерли, простите.
Она приложила грязную руку к виску.
Что же с ней произошло? Это был хороший вопрос. Она не помнила. То, что в этом мире было что-то кроме темной качающейся улицы и надежной руки полицейского, оказалось неожиданностью, к которой Ирэн пока не знала, как относиться.
- Моё имя Ирэн Арно, - приветливо сообщила она термоодеялу.

+2

5

Арно... Арно... Точно, хозяйка пансиона в доме родителей, но та вроде бы Люси. Мысли скакали, разбегались и бесследно исчезали. Ирэн - ее сестра. Последний раз она могла его видеть лет двадцать семь назад. Сложно представить, что в ее состоянии, спустя все эти годы, она его с легкостью опознала. Нет, не сложно. Просто невозможно. Думай, думай.
Он фонариком посветил в глаза девушки, осторожно придерживая веки, фиксируя суженые зрачки и замедленную реакцию на свет, как при наркотическом опьянении. Опиаты или героин, или кодеин, который хлещут анорексички, чтобы не чувствовать голода. На крайне истощенную девушка не походила, темных пятен от инъекций в сгибе локтя и на предплечье тоже не было.
Он поколебался, выбирая, как обратиться к девушке. Назвал по имени, рассчитывая создать более доверительную обстановку:
- Ирэн, медицинская помощь уже в пути. Вы помните, что с вами произошло?

Ирэн захлопала глазами, сморщилась, чуть отстранилась, но чисто рефлекторно. Она не сопротивлялась, поверила. Разумеется, в другое время, будь в ней чуть больше сознания, она спросила бы, есть ли у того, кто назвался полицейским, документ. Но сейчас, даже если бы она вспомнила это длинное слово, она все равно не смогла бы его произнести. Эти люди были безопасны, значит, они вполне подходили быть полицейскими. Они не кричали на неё, не били ногами, не душили… Сделали тепло. Она только что поняла, как же она замерзла.
Ирэн поднесла левую руку ко рту, прижала, как если бы удерживала рвоту. Но её не тошнило, просто она честно пыталась вспомнить, что же произошло. А кожа хранила память о прикосновениях.
Она качнула головой: не то, как-то не так. Осторожно взяла за руку мужчину и взглядом спросила – можно? Приложила его ладонь к лицу. Так вышло похоже – нос и рот оказались плотно закрыты.
- Было как-то так. А потом…
Она повела рукой в сторону, будто нащупывая что-то рядом с собой, и сжала кулак. Её качнуло от сложного движения, которое могло бы быть и резким, сумей она проделать его хоть немного быстрее.
Ирэн снова подняла взгляд на полицейского.
- Я ударила кого-то. Шариковой ручкой. Кажется, это была шариковая ручка. Ударила сюда. – Показала на нем, под ключицей. – И она застряла. – Показала руку в крови. – Это должно быть больно.

Посмотрел на собственную руку почти брезгливо. Не от самого прикосновения, а от того, какую роль на него мимолетно возложила Ирэн. Оставалось надеяться, что злоумышленнику было действительно очень больно. Осмотрел ее испачканную ладонь, следы крови успели высохнуть, побуреть, потрескаться, она явно блуждала по темным переулкам не первый час. Даже с учетом этого отпускать Тибо осмотреть окрестности, было рискованно - правила для патрулей писались кровью их предшественников.

- Вы знали того, кто на вас напал? Он был один?

+3

6

Вопросы, вопросы… В этом мире так много вопросов? Зачем в этом мире есть что-то, кроме тихого спокойного сна, завернувшись в теплое одеяло? Но вопросы раздвигали границы темноты, и её память цеплялась за вопросы, как она сама цеплялась за стену, чтоб не упасть.
- Один? – Ирэн неуверенно прищурилась. Это слово лежало совсем близко. – Да, один! И никаких детей! Вот, вот что! Никаких детей, понимаете? – Как он мог понять, если она сама с трудом понимала? Ей казалось, она пытается пересказать книгу, написанную на чужом языке, по каким-то случайным словам-вехам. – Я спросила «Вы один, месье? А где же малышка Зои?» - И другим, чуть более низким, голосом, повторяя интонацию, повторяя небольшие дефекты речи, будто тусклое зеркало, отражающее реальность: - «Они с мамой опаздывают, сейчас её приведут. Не желаете пока чаю, мадам?»
Все, эту реальность зеркало отразило до конца, дальше было темно и пусто, и Ирэн снова вернулась к светлому пятну.
- Там не было детей. Никогда. Дом, где нет детей. – И она снова решительно повела рукой. Это было очень важно, очень, но почему, она не понимала. Ей вообще нечего было делать в доме, где нет детей.

+1

7

Няня, по всей видимости. Схема знакомая. Пригласить, попросить подождать, пока "ребенка ведут из бассейна", великодушно предложить чашечку кофе, чтобы скрасить ожидание. Обычно под такие дела используют квартиру, арендованную на сутки по поддельным документам. Жертву будит поутру горничная или она приходит в сознание сама, но хорошо, если помнит, какой на дворе день недели.
- Там действительно не было детей, Ирэн. Я попрошу вас сейчас очень постараться вспомнить еще кое-что, это важно. - В конце улицы по стенам домов скользнули отблески проблесковых маячков, машина ехала без сирены. Он, конечно, хотел бы услышать точный адрес, чтобы закончить с этим делом как можно скорее, но надежды на то, что в спутанном сознании девушки сохранились подробности такого рода, не было. - Нам пригодятся любые детали: адрес, номер дома, возможно, какие-то особенности внешности?.. - "Кроме ручки под ключицей..."

Отредактировано Auguste Thomas (2017-04-27 19:32:18)

+3

8

Ирэн кивнула. Это очень важно, да, она постарается. Все, что нужно. Помогать полицейским это правильно, да. Но как же мало она знала, какой-то крохотный островок в океане памяти. Кажется, совсем ничего. От тепла, от того, что мужчина прижал землю, от уверенности, что скоро все плохое закончится, и она окажется дома и, наконец, сможет уснуть, в голове немного прояснилось. Но не настолько, чтоб вспомнить адрес. Вот свой адрес она помнила. Но он же спрашивал не про её дом, тем более, что она ясно сказала – дом по соседству, Арно. Значит, тот, другой, куда она шла по объявлению, созвонившись с отцом ребенка, Зои, два года – вот, она ведь это помнит. А адрес не помнит, совсем. Будто и не знала никогда.
- В сумочке. Адрес в сумочке. А сумка…
Ирэн задумалась. Где же её сумка? Там паспорт, деньги, абонемент в бассейн… Телефон… Если позвонить по телефону, то он зазвучит, и можно будет найти сумку. Она всегда так делает.
- Мой телефон в сумке. – Она назвала свой номер. – Он отзовется J'ai Cherche, довольно громко. А внешность…
Если распутывать с конца, то было трудно вспомнить. Она его ударила, но помнит только ужасную рану на груди – и не помнит лица. И перед тем, как ударила – не было лица. Но когда «Не желаете чаю, мадам?» - тогда ведь было лицо. Она еще как-то про себя его назвала, хотя он представился по-другому.
- Рамос, молодой Серхио Рамос! – Она улыбнулась, припомнив. – Он сказал, что его фамилия Конню. Но я, когда увидела его, подумала – как похож на молодого Рамоса когда он еще играл за «Севилью», только глаза голубые. Или серые. Светлые!
Пытаясь объяснить, она повела рукой, показывая – длинные волосы примерно до плеч.
Да, в голове стало чуть яснее. Она снова посмотрела на полицейского.
- Мне все сегодня на кого-то похожи, - проговорила озадаченно.

+2

9

Имя Серхио Рамоса, а уж тем более молодого, ни о чем ему не говорило. Судя по всему, речь шла о каком-то известном футболисте. Огюст бросил быстрый взгляд на Тибо, тот ответил утвердительным кивком. Телефонный номер агент Омон быстро записал в блокнот вместе с другими показаниями, которые смогут оказаться полезными следствию.
- Ирэн, я еще зайду к вам в больницу утром, чтобы узнать, как у вас дела. Медперсонал оповестит ваших родных о случившемся. Если к утру мы выясним что-то новое, я вам обязательно сообщу.

После того, как мадам Арно увели к машине скорой помощи, Огюст перекинулся в стороне парой слов с парамедиком, Тибо связался с диспетчером, и спустя пару минут они вдвоем неспешно двинулись в направлении переулка.
- Она убийца, - по старинке прикуривая от спички, зажав фонарик под мышкой, небрежно бросил Тибо. - Выпила отраву, пока та не подействовала, попыталась укокошить любовника. Скажем, ему было недостаточно случайных встреч и он собирался пойти просить ее руки у ее же мужа. Ее, напротив, все устраивало, пока молодой Рамос не стал ее шантажировать... 

+3

10

Утро выдалось очень бурным, хотя Ирэн и встретила его в больнице. Пожалуй, никогда еще утро не было таким странным, даже после недавнего девичника у Марго.
Во-первых, она ясно вспомнила все, что с ней приключилось накануне. Все моменты, когда была в сознании. Но количество провалов в памяти, количество темных мест её изрядно смутило. Светлые же моменты – ой-ой, она же убила человека. Ну, сама она, наверное, не выжила бы, если бы в неё воткнули ручку. Её даже от мысли об этом бросало в дрожь. Потому известия о том, что у неё сломано ребро и полового насилия как такового над ней вчера не было, зато было некоторое магическое принуждение, она восприняла на редкость философски.
Ни уложить это все в голове, ни подумать, как ей дальше быть, она не успела. В палату впустили племянниц, Люси и Элен. Объятия вышли неловкими – ребра побаливали, но совсем не так, как должны бы болеть сломанные кости. Сломанная нога, например, еще как может болеть, до искр из глаз, а не так вот… будто невсерьез.
Она здорово их напугала, когда не вернулась к утру. Когда ни у Марго, ни у Жанин, ни у других подруг её не нашлось. И только после звонка в полицию – нашлась.
Утешая родных, Ирэн очень старалась не думать о всаженной в грудь незнакомцу ручке. Очень старалась убедить их, что все хорошо. Хватит с них тревог, если она загремит в тюрьму. Но про адвоката, и как сложится её жизнь, она подумает потом, когда племянницы уйдут.
Потом говорливая Элен и серьезная Люси ушли, пообещав сегодня же вернуться, и Ирэн собралась все-таки поразмыслить в тишине, о чем там следуют размышлять легкомысленным девицам, размахивающим почем зря письменными принадлежностями, но опять не тут-то было, к ней снова пришли…

Отредактировано Irène Arnaud (2017-04-28 22:36:29)

+1

11

Его смена уже закончилась. По сути, визит в больницу был жестом доброй воли, чем служебной необходимостью. Даже не любопытство было тому причиной - за последние дни он устал настолько, что эту опцию, как не влияющую непосредственно на витальные процессы, кажется, отключили за ненадобностью.
- Ирэн, доброе утро, как вы? - Он очень постарался выглядеть дружелюбно, протягивая девушке ее же телефон. - Я решил, что вам это понадобится.

Ирэн поднялась на кровати, смущенно улыбаясь. Для смущения были причины, и даже целых три. Разговаривать с мужчиной, пусть даже и не лежа, а полусидя, на кровати как-то совсем неловко. Разговаривать с мужчиной, выручившим ночью из беды, а поблагодарить совсем нечем – тоже неловко. Говорить с мужчиной, которого даже теперь, при свете дня, все равно на девяносто процентов принимаешь за другого, давно умершего – ничего в этом замечательного нет, одно смущение, и надо как следует следить за языком.
- Благодарю вас, - Ирэн приняла телефон. – Вам удалось найти того беднягу? Ну, того… - Которого ты убила, дорогуша? С ручкой.

Он почувствовал себя неловко: так себе из него сочувствующий посетитель. Можно было бы похлопать девушку по руке, видно же невооруженным глазом, что состояние ее мучителя беспокоит ее больше собственного. Ободряющее что-нибудь сказать. Но в голове, кроме кратких рубленных фраз - как сводка происшествий: "кто, что сделал, когда" - был лишь белый шум.
- Да, он жив, его состоянию ничего не угрожает. Ирэн, вашим делом займется детектив Янн, он навестит вас попозже. Моя работа на этом закончена. Остальные вещи я передал вашим родным. Хотел убедиться, что у вас все хорошо. - Огюст устало улыбнулся. - Будьте осторожны в следующий раз.

- Охх… - Ирэн почувствовала, как огромный камень свалился с души. – Жив – это замечательно. Теперь я могу сказать, что чувствую себя отлично.
Она и в самом деле почувствовала себя лучше настолько, что все-все чувства, с раннего утра загнанные подальше, любопытно высунули свои мышиные носики. Теперь она поняла, что ей следовало бы испугаться за то, что она пережила ночью, или хотя бы рассердиться на того… с ручкой. Но теперь, когда стало ясно, что он не умер, ночь отступила далеко в прошлое.
- Вы принесли отличные новости. Но могу я вас попросить кое-о-чем? Это совсем нетрудно. Могу я попросить вас сесть на вот этот стул, - она указало взглядом на стул, на котором минут десять назад сидела Элен, старшая племянница. Молитвенно сложила руки перед лицом. – Пожалуйста…

Сейчас она спросит, почему он представился чужим именем. Натужно улыбнувшись, он сел на край предложенного стула, уперев руку в колено.

Ирэн поднялась повыше, вглядываясь в его лицо. Потом, не откидывая одеяла, села на коленки прямо в кровати, уперлась рукой в спинку и насколько возможно было вежливо, приблизила свое лицо, близоруко щурясь.
Её сердце забилось быстро-быстро. Да, ночью, в неровном свете, при сознании, норовящем сдуться, как усталый гелиевый шарик, она могла принять его за Рене дю Грэва. Но не сейчас. Это определенно был не их сосед-художник, аристократ, бабник и пьяница, к чьему дому что ни день вызывали то скорую, то полицию, то социальные службы. Эти глаза…
Ирэн заметила, что ей очень хочется протянуть руку, погладить этого человека по щеке и сказать – где же ты был столько лет? Она покрепче сжала одну руку на спинке кровати, а вторую – зажав в кулак край одеяла.
- Ваше имя… Я не запомнила ваше имя.

Все манипуляции, которые девушка проделала, он воспринял с каменным лицом. Она не могла его узнать - он бы запомнил, если бы они пересекались когда-то еще в этой жизни. Тем не менее, в ее взгляде было узнавание и еще что-то, название чему он не смог бы дать сейчас, даже если бы очень захотел.
- Агент-мажор Тома, Ирэн. Можете обращаться, если у вас будут еще вопросы. - Он отщелкнул скобу зажима во внутреннем кармане, достал визитку, положил на ее одеяло, не касаясь руки.

+4

12

Она даже не взглянула на визитку. Рукой коснулась, приняла, но не взглянула. Окликнула наугад, совершенно неуверенная, что правда:
- Огюст? Ваше имя – Огюст? Вас так зовут?

Он уже было поднялся и направился к выходу, но остановился и обернулся на ее словах. Парасимпатическая нервная система вяло трепыхнулась, но не выдала на гора ничего кроме пары лишних сердечных сокращений.
- Да, Огюст, как и написано. - Будь он в лучшей форме или задай она прямой вопрос, он бы мог прочитать целую лекцию о распознавании лиц, чтобы развеять ее сомнения. Даже если она и заговорит с кем-то об этом, с тем же детективом Янном, например, можно будет списать все на посттравматическое стрессовое расстройство, вряд ли Ивонн увидит в ее рассказах зацепку и повод, чтобы тщательно проверить досье агента-мажора.

Наверное, еще лет десять назад Ирэн бы взвизгнула от радости. Вскочила бы, и черт с ним, с переломом ребра. Лет десять назад она бы легче поверила в чудо и в нашелся.
Но теперь она только улыбнулась и закусила губу. И вежливо попрощалась, еще раз поблагодарив за все – за то, что вовремя оказался на той улице, что хорошо отнесся, поддержал, что принес телефон, хотя мог вообще не беспокоиться. И про себя – тихо-тихо, за то, что так похож на её друга, на старого, давно потерянного, но никогда не забытого, друга Огюста.
Нет, нет никаких доказательств, что это он. Есть только её детские воспоминания.
Как они играли в саду. Как лазали через забор, как бросали друг другу спелые яблоки, как рассуждали о разных вещах с видом всезнающих маленьких профессоров. Как иногда двое мальчишек, старший Огюст, суровый и храбрый, и маленький Венсан, молчаливый и плаксивый, оставались у них на ночь, и только потом она стала понимать, почему. Помнила, как ей, самой старшей из детей, тете Ирэн, приходилось вставать по ночам, если младший вдруг плакал.
Она работала с детьми всю свою жизнь. Она водилась с детьми всю жизнь. Она видела сотни детей. Видела их маленькими и видела подросшими. Сейчас, глядя на маленького человека, она могла бы попытаться угадать – каким он будет, повзрослев, и все реже ошибалась. А глядя на взрослого, пыталась представить себе – каким он был маленьким? И тоже часто угадывала. Но тут… Она легла на подушки и прикрыла глаза. И попыталась представить себе их рядом. Для этого большому Огюсту, Тома, пришлось взять маленького на руки. Маленький вырывался, но Ирэн тихо попросила его «пожааалуйста», и он позволил, на минуточку. Черты взрослого лица и маленького наложились одно на другое. Если бы маленькому Огюсту удалось вырасти, он мог бы быть таким. А мог – совсем другим.
Ирэн нащупала на тумбочке телефон. Нашла номер в адресной книге…
- Надин? Да, я. Нет, я еще не знаю, когда выпишут. Но не могла бы ты зайти в мою комнату? Верхняя полка этажерки. Там дневники. Нет, я не сошла с ума, и голова у меня ясная, дорогая. Найди тетрадь за девяносто девятый год, кажется, с фиалками… м? с Сабриной? Точно! А фиалки на форзаце. Там сложен вчетверо листочек. Дада, разыскивается, именно этот. Ты можешь сфотографировать мне этот листок и прислать? Качество выставь получше… Спасибо, родная, я должна тебе выходной. М, Надин! Листок положи обратно. Да, он мне дорог как память и жить без него не могу, потому укушу-положи-на-место. Надин, он умер пятнадцать лет назад. Спасибо. Не бери в голову. Про выходной в силе. Спасибо.
Она поскорее нажала отбой, пока болтушка Надин не спросила что-нибудь еще. Вскоре на экране телефона замигал значок – получена картинка.
Ирэн открыла её. Минут пятнадцать смотрела, не отрываясь, вспоминая то тяжелое время. Как она узнала, что Огюст исчез из школы. Как его искали, как эти листки расклеивали на каждой доске, какие разговоры о нем ходили. Как она ждала, и как гасла-гасла, совсем погасла надежда. И как потом сообщили страшное – нашли тело. И как хоронили, а она за два года уже привыкла, что его уже нет, и даже не плакала, просто, когда все разошлись, осталась и долго-долго сидела рядом с могилой, мысленно разговаривая с ним.
Вытерев ладошкой выступившие слезы, Ирэн вынула из ячейки стилус. Открыла картинку в редакторе. Осторожно, очень тщательно, будто от этого зависело все, она стерла шестнадцатилетнему пареньку челку и дорисовала высокий лоб. Дорисовала ему до взрослых черты лица. Пририсовала усы и бороду. А потом… потом её снова потревожили, и Ирэн успела только сохранить картинку, а подумать о ней не успела. Просто сохранила,  в телефоне и в памяти, а подумать – она подумает об этом потом.

Отредактировано Irène Arnaud (2017-05-01 00:29:40)

+3

13

Подумать об этом потом – это было гениальное решение. Только наоборот, со знаком минус.
Надо было подумать сразу. А потом сразу набрать номер с визитки и прямо спросить. Нет, прямо все равно нельзя, не телефонный разговор. Но хотя бы попросить о встрече и уже при встрече прямо спросить.

Но сначала пришел детектив Янн и долго расспрашивал её о случившемся накануне. Хотя, может и не долго, но ей показалось – вечность. И уже тогда он обеспокоился – все ли в порядке, не болит ли голова, может, позвать доктора? Ирэн очень постаралась собраться с мыслями и перестать думать о потерявшемся много лет назад пареньке, но это было очень-очень трудно.
- То, что он не похож на молодого родителя, это я подумала так сразу, да. Почему? Не знаю. Я видела много молодых отцов…
Рене дю Грэв, например. Образец отцовства, а? Он был похож на примерного семьянина? Да ни одной минуточки своей жизни. Ну, по крайней мере, она его таким не видела. А вот поди ж ты, отец троих детей, из которых…
- … ни детских вещей, ни игрушек, ни табуреточки… Когда в доме есть двухлетний ребенок, к тому же непоседа, это трудно скрыть простой уборкой.
В соседнем доме было так же – подумалось ей. Поначалу, кажется, висели какие-то детские вещи на заднем дворе, а потом не стало и их… И два брата, дети-призраки, то ли они есть, то ли нет их.
- Я хотела уйти, сказала, что еще есть дела. Но почему-то согласилась на этот чай.
Второго она видела потом. Он вернулся в родительский дом и несколько лет прожил там со своей невестой. Заходил к ним в гости, водился с оравой её племянников и племянниц, особенно подружился с Люси. Хороший вырос парень, не умственно отсталый, как тогда все думали, тогда… когда он ни с кем не разговаривал, ревел от резкого звука и все норовил куда-нибудь спрятаться.
- Да, простите. Я не могу собраться с мыслями. Я совсем не могу. Когда меня выпишут, я приду к вам сама и все-все расскажу.
Но сначала надо найти агента Тома, попросить о встрече и спросить. Нет, не спрашивать, он это или не он. Его глаза, его повадка! Спросить, где его носило по свету все это время? И сказать – хорошо, что ты жив, замечательно. И все. И сразу на сердце станет спокойнее.
Потом пришел отец-инквизитор, и это было правда совсем не надолго. Он включил какую-то машинку, что-то замерил, записал и ушел, тоже пожелав Ирэн больше отдыхать.
А если все-таки ошибка? Если это просто очень похожий другой человек? Ничего страшного, правда. Ей надо просто знать, он или нет. А если он скрывается? Если не хочет, чтоб его узнали? А если ничего не помнит и живет счастливой новой жизнью, без всех этих воспоминаний?
Ирэн ходила по палате, кусая ноготь большого пальца. Память все время возвращалась к одному и тому же, как велосипедист, едущий по кругу. Все время возвращалась к одному – глаза! Его глаза же! Но прошло столько лет…

Врач, пришедший осмотреть её перед выпиской, решил с этим делом повременить. Рассеянная, бледная, сердце колотится, да и давление что-то повысилось. Полежите-ка у нас еще ночку, мадам Арно, голова – дело темное, с ней шутки плохи.

+1

14

Он быстро вошел в палату, с поспешностью захлопнул дверь и прижался к стене, кося в окошко в двери и прижимая к груди папку-скоросшиватель. Ирэн уже видела такую у своего лечащего врача, кажется, та служила для хранения истории болезни и всех обследований. Было уже достаточно поздно для планового вечернего обхода, да и молодой человек ей был незнаком. Когда за окошком мелькнул силуэт в белом халате, Жанлука протянул руку и осторожно закрыл жалюзи на двери, проворачивая скрипящую ручку, и отсекая единственную возможность увидеть происходящее в палате из коридора.
Затем плюхнулся в кресло для посещений, улыбнулся девушке, раскрыл папку и углубился в изучение содержимого.

[NIC]Gianluca Cavallo[/NIC] [AVA]http://s019.radikal.ru/i609/1705/19/a121f874d69e.jpg[/AVA]

Отредактировано Card Suits (2017-05-03 10:47:08)

+2

15

Задремавшая было Ирэн проснулась от хлопка двери. Сморгнула. Очень внимательно рассмотрела человека в халате. Он был странным. Не страшным, но странным.
Ирэн вздохнула и села на кровати. И даже вежливо улыбнулась. Этот доктор не желает ей ничего плохого, напротив, делает свою нужную и полезную работу. Совсем не его вина, что ей хочется домой, что у неё разрядился телефон, а зарядки нет, что она никак не может выбросить из головы случайную встречу и уже напридумала себе бог знает что. Из-за этого-то она и разболелась, а вовсе не из-за того, что её ударили по голове, и где-то под волосами нашли синяк. Она его почти не чувствует. Если не трогать. Ей так хочется домой…

0


Вы здесь » DEEPspace » внутренний космос » Все не так, как кажется на самом деле


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC