DEEPspace

Объявление


Друзья, очень ждём в Глубоком Космосе многих персонажей. Приходите на роли Минервы Макгонагалл, Ороро Монро, Гарри Поттера, Цириллы из Цинтры, Такхизис и других. Всем персонажам из списка нужных обеспечен упрощённый шаблон анкеты.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

новости проекта. 4.05 Да пребудет с вами сила! В честь сорокалетия "Звёздных войн" целый месяц по упрощенному шаблону мы принимаем всех персонажей космических фандомов, от XXII века Стругацких до Стартрека и Доктора Кто!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DEEPspace » внутренний космос » В ранних галактиках обнаружили нехватку темной материи


В ранних галактиках обнаружили нехватку темной материи

Сообщений 61 страница 86 из 86

61

Брат явно ждал от Карамона чего угодно: извинений, попыток вновь поговорить, или банальных вопросов, как у того дела, заданных больше из желания хоть за что-то зацепить беседу, а не неловко молчать, но никак не пушистого пациента, смотрящего своими раскосыми глазами прямо в душу и подергивающего треугольным носиком.
Каким бы отстраненным и холодным к миру ни выглядел Рейстлин, он не был жесток или безразличен к тем, кто нуждался в помощи, и Карамон замечал, как менялся его близнец, когда к нему обращались, как к лекарю. Нет, Рейст не был похож на жреца, сострадательно глядящего на мир, полный боли и страданий, не был он и излишне озабоченным чужим состоянием. Он просто делал свое дело, молча, сдержанно, сосредоточенно, но при этом мягко, терпеливо. Дети на его руках переставали плакать, взрослые, по-началу с недоверием поглядывающие на юношу, занимающегося магией, после уходили со взглядом полным благодарности. А Рейст просто помогал, делая это, как само собой разумеющееся.
Кролик же... Карамон вдруг опять вспомнил, как в детстве показывал братишке тени, складывая пальцы так, чтобы они напоминали кроликов, отвлекая тем самым близнеца от кошмаров. Почему-то эта картинка так ярко запечатлелась в памяти обоих братьев, как что-то светлое в их не самой простой жизни.
Карамон вновь смотрел на спину брата и невольно улыбался. Зверек, так случайно оказавшийся в нужном месте и в нужное время, заставил их обоих переключиться со скребущего душу конфликта.
— Что с ним, Рейст? Я могу чем-то помочь или мне просто не мешаться?

+1

62

Он уже и забыл о том, что где-то рядом маячит его собственный близнец. Все внимание юного мага было поглощено зверьком. Он умудрился, как-то, договориться с животным одними лишь касаниями, и теперь, кролик сидел смирно, позволяя себя осматривать. Аккуратно прощупав косточки на предмет переломов, Рейстлин раздвинул шерсть на лапе, осмотрел припухшее место и вздрогнул от голоса Карамона.
- Видимо, неудачно зацепился лапой. Вывих и кожу содрал. Это совершенно точно не укус, так что, можно не опасаться, что он заразный. Но лишний раз не суй руки под его зубы. И держать лучше всего за шкурку на холке. Чтобы не укусил. Лекарств от некоторых их болезней нет. А вообще, он то ли в силки для птиц попался и вырвался во вред себе, то ли убегал от хищника и где-то угодил лапой неудачно. Может в нору полёвки, или зацепился за вылезший из земли корень. Животные тоже временами вот так глупо калечатся. - Голос у Рейстлина был мирным, он временно позабыл их распри, деловито оотвечая брату на вопрос, как делал это всегда, стоило спросить у него о чем-то, касавшемся его знаний. И, если вопрос не был праздным, а спрашивающего действительно интересовал ответ, Рейст позволял себе забыться и побыть нормальным, не поливая собеседника ядок. Даже, если это его туповатый брат.
- Мне надо будет обработать рану и вправить вывих, а потом наложить ему фиксирующую повязку и напоить лекарством, чтобы снять боль. Поставь пока кипятиться воду. Потом поможешь мне подержать его, пока я буду заниматься вправлением лапы. - Объясняя, маг уже открыл баночку с какой-то резко-пахнущей мазью, зачерпнул деревянной лопаткой и, придержав кролика, нанес лекарство на ссадину. Отложил и ловко выхватил отрез льняной ткани, принявшись перевязывать лапу в месте ссадины. Зверек, убедившись, что никто не пытается его погубить, затих, почти и не вырываясь из лечащих его рук.

+1

63

Карамону нравилось слушать объяснения Рейстлина, так как тот говорил терпеливо, а самое главное понятно, ну почти как учитель, который действительно хочет, чтобы у ученика что-то отложилось в памяти. А еще Карамон не чувствовал себя ущербно, когда его брат при объяснениях забывал про привычную язвительность.
Его собственная душевная боль притупилась и отступила перед чувством того, что он может быть как-то полезен своему близнецу, и не важно, что задача была крайне простой. Здоровяк моментально поднялся на ноги:
— Да, конечно, Рейст, — отозвался он и отправился на кухню.
Там он набрал воды в котелок, повозился с очагом, разводя огонь, по пути заметив, что в его отсутствие брат приготовил ужин. Это только улучшило настроение. Нет, ему по-прежнему было не по себе, а где-то в груди продолжало ныть и болеть, стоило только вспомнить сегодняшнее утро, но великан был рад отвлечься, а также найти хоть какие-то знаки, что всё у них с братом будет как прежде, и что страшные, обидные слова забудутся, а он, Карамон, больше никогда не причинит Рейстлину боль.
Поставив воду кипятиться, юноша вернулся к брату, полностью увлеченному ушастым зверьком. Он пару мгновений задержал взгляд на лице близнеца, которое видел в профиль. Лицо Рейста изрезали знакомые морщинки, говорящие о сосредоточенности и серьезному подходу к делу.
— Вода греется. Покажи, как держать, — попросил Карамон.

+1

64

- Держи его за загривок и за уши. Тогда меньше дергаться будет. И приготовься к тому, что он будет сильно рваться. Это больно. - Рейстлин показал, как именно Карамону надо зафиксировать кролика и, когда тот правильно перехватил зверька, занялся его лапой. Еще раз прощупав косточки и сустав, он перехватил лапку и дернул, вправил, игнорируя попытки вырваться и крики. Карамон, не раз в тренировках получавший подобные травмы, тоже должен был понимать, что это больно, но необходимо, так что, Рейст всерьез верил в то, что он не передумает на полпути и не начнет мешать ему.
- Ну вот. Теперь придержи, я лапу зафиксирую. - Выдохнул маг, когда сустав встал на место и кролик перестал вырываться и кричать. Управился он за пару минут, плотно завязал повязку и отступил.
- Все, можешь забирать свою находку и нянчиться. Я пока заварю ему травы, чтобы снять боль и успокоить. Надеюсь, ты уже решил, где будешь его держать. Потому что, в спальне не позволю - все загадит. - Помыв руки, Рейстлин перебрался к очагу, предварительно перебрав свои запасы трав и выбрав несколько мешочков. Их содержимое он отмерял строго по схеме, ссыпая в котелок не разом, а постепенно, выдерживая паузы и помешивая варево. Ну точно, как сказочный колдун. А когда отвар был готов, снял котелок с очага и перенес на окно, накрыл полотенцем, оставив.
- Пусть настоится. Пристрой своего зверя куда-нибудь, мой руки и идем ужинать. - Выдав брату указания, Рейстлин принялся деловито накрывать на стол, видимо, решив на время позабыть про их разногласия и оставленный до времени разговор.

+1

65

Карамон взял кролика так, как ему показал брат. Его руки держали зверька крепко, но на при этом аккуратно и бережно. Это он умел, не смотря на то, сколько раз эти руки становились виновниками бытовых катастроф. При этом, юноша забавно зажмурился, зная, что кролик сейчас будет пищать, но понимая, что такие меры просто необходимы, хоть зверька и было жалко. По-другому просто никак, Карамон это знал.
Когда все прекратилось, здоровяк выдохнул с таким облегчением, будто это ему вправляли сустав, а не кролику. Он открыл глаза, и приподняв малыша за загривок, как и объяснил ему Рейстлин, придержал снизу под лапками и почти инстинктивно прижал к груди. Кролик, казалось, совсем смирился со своей судьбой и даже не думал трепыхаться, разве что нервно подергивал носиком. Рассеянно оглядевшись, Карамон припомнил, что у них в кладовке должен найтись подходящий ящик, который мог бы временно стать кролику домиком, пока юноша не раздобудет что-то получше. Где-то там же должны быть остатки соломы, которой они затыкали щели в стенах и крыше. Кивнув сам себе, здоровяк направился в кладовку.
Устроив зверька, и убедившись, что стенки ящика достаточно высокие, чтобы тот, хоть и с больной лапкой, случайно не удрал, Карамон вернулся на кухню, послушно вымыл руки, и уселся на свое место, наблюдая, как Рейстлин накрывает им на стол. Что ж, у них явно случилось перемирие, хоть и извечно доверчивому и всепрощающему Карамону до сих пор было не по себе. И все же, Рейстлин ждал его, ждал абсолютно точно, ведь приготовил же ужин, и даже не прикасался к нему, пока брат не вернулся.
"Он просто не подумал, вот и..." - великан заткнул свою мысль на пол пути. Рейстлин и не подумал? Как бы не так. Да и с горяча он мог бы многое наговорить, о том, какой Карамон тупой и бестолковый, да даже из дому уйти от обиды на старшего, но чтобы так от него отказаться...
Вся уверенность, приобретенная по пути к дому, улетучивалась, хотя, казалось бы, спокойствие младшего должно было дать надежду, что все это была одна большая ошибка, недопонимание, что часто случалось между столь непохожими братьями. Карамон бросил взгляд на спину Рейстлина. Ему вдруг захотелось, чтобы брат обнял его, хоть он и знал, что тот не слишком склонен к такому проявлению чувств. А еще, теперь он боялся, что может сделать что-то, что снова станет поводом для хлопка дверью. Но молчание его просто убивало, он очень хотел, чтобы Рейстлин продолжил ему что-то объяснять, пусть даже, явно намекая на его тугодумие:
- Рейст, я тут вспомнил это, одну весеннюю ярмарку, там фокусник доставал кролика из пустого ящика. Ты вот, смог бы так же?

Отредактировано Caramon Majere (2017-04-17 21:20:04)

+1

66

О мыслях Карамона Рейстлин знать не знал. Впрочем, догадаться было не слишком-то сложно. Его братец просто не умел думать многогранно и его линейное мышление всегда увязывалось за главной темой, волновавшей его в данный момент времени. Тем более, у него на лбу было все написано. В этот раз он явно надумал себе вселенскую трагедию, главным злом в которой, несомненно, выступал он, Рейстлин. Впрочем, он, по совместительству, там же выступал доброй феей и главной принцессой всей сказки, что не мешало ему оставаться знаковым злодеем. Несмотря на понимание ситуации, спешить разъяснить её маг не стал, оставив брату на откуп додумывать все остальное. В конце концов, ну какое ему дело до того, что там себе надумает этот болван?
Закончив накрывать на стол, Рейстлин уселся на свое место и принялся за еду, лишь изредка, с насмешкой, поглядывая на Карамона поверх тарелки. Ел он не то чтобы с аппетитом, но и в тарелке не ковырялся без всякого удовольствия - успел проголодаться, пока ждал непутевого близнеца домой.
- Смог бы. Но не вижу смысла. Глупое представление и издевательство над зверем. - Соизволил он ответить на заданный вопрос, выдержав долгую паузу, когда, казалось, ответа уже и не последует, а все сроки ожидания давно кончились. Рейстлин отложил вилку, аккуратно отодвинул от себя тарелку и откинулся на спинку стула, внимательно рассматривая брата. Усмехался он при этом очень понимающе.
- Неужели решил разнообразить наш репертуар? Думаешь, я недостаточно хорош для ярмарочной публики, братец? Или, это провод прихвастнуть перед подружками? Учти, я не стану разучивать этот фокус. Довольно уже унижений моему магическому таланту. Я маг, а не шут на ярмарке.

+1

67

Какое-то время они ели молча, и Карамон даже смог отвлечься на еду, хоть и привычный ему богатырский аппетит всё еще не спешил к нему возвращаться. И все же, целый день на воздухе давал о себе знать, поэтому он довольно быстро расправился со своей порцией, пока близнец не снизошел до ответа. Все это время, Карамон смотрел исключительно в свою тарелку, поэтому даже вздрогнул, когда услышал голос брата. На моменте упоминания "подружек" он вскинул взгляд и встретился глазами с двумя пронзительными льдинками, изучающими его. Здоровяк даже чуть покраснел от столь пристального разглядывания его персоны. Он также отодвинул от себя опустевшую тарелку, но взгляда от брата при этом не отвел, почувствовав, как в нем вновь всколыхнулся целый океан чувств к этому, казалось бы, невыносимому, искаженному отражению его самого.
- Я просто спросил, Рейст. При чем тут подружки-то? А ты... - он вдруг сам не понял, что на него нашло и откуда в нем, пришибленном сегодняшним скандалом, взялась такая смелость, но он потянулся через весь стол и накрыл своей широкой рукой тонкую длиннопалую кисть близнеца, чуть сжав ее. Он подозревал, что брат сейчас вырвется, но почему-то ему нужно было это прикосновение. Хотя бы на пару секунд. - ... ты всегда был хорош. И только тебе решать, как быть со своими талантами.
Карамон не пытался льстить, не улыбался, а замер, будто ждал чего-то, будто пытался разглядеть что-то в Рейстлине, увидеть что-то важное для себя.

+1

68

Рейстлин смотрел. Он умел смотреть вот так, нечитаемо для собеседника, пристально, промораживающе, если так вообще можно было сказать о взгляде, в котором не отражалось ничего конкретного. Под его взглядом тушевались многие, за него-то и ненавидели его многие в Утехе. Ну, не считая магии, что считалась тут едва ли не греховной. А теперь он смотрел так на брата, давая тому все шансы смутиться, растеряться, как обычно, спрятать взгляд и начать запинаться, ища в своем скудном словарном запасе правильные слова. Он даже не зашипел, когда Карамон обнаглел настолько, что протянул к нему руку. Только едва-едва дернул уголками губ, только намечая усмешку, такую же, как взгляд, отдающую морозным холодом.
- Да неужели, Карамон? Ты, наконец, признал мои таланты и мое право на выбор и свободное принятие решений? - Тон у Рейстлина вышел мягкий. Обманчиво-мягкий, истекающий в послевкусии медовым ядом.
- Интересно, - Он покусал губу, задумался, будто бы, даже, всерьез, - в какой канаве подох дракон, что мой братец соизволил признать за мной право на свободу выбора. - Поцокал он языком и демонстративно глянул в окно, прежде, чем вновь впиться взглядом в лицо брата. Рука его скользким змеем выскользнула из-под ладони близнеца.
- Может признаешь еще и то, что мои таланты вовсе не зло во плоти и я не страшный колдун, несущий всем несчастья и проклятье? А то, знаешь ли, я стал всерьез побаиваться, что под влиянием твоего железноголового дружка меня и вовсе спалят на священном костре посреди Утехи. И возглавлять праведное войско в походе против исчадия тьмы будете вы со Стурмом. - Юный маг скептически фыркнул, явно веселясь от собственной шутки, встал, чтобы налить молока брату и настой трав себе, и вновь устроился на стуле, словно птица на насесте, нахохлился уж точно так же.

+1

69

Смотреть в глаза Рейстлина было тяжело, и чем дольше Карамон это делал, тем сложнее было выносить это морально. Хотелось спрятаться, желательно за двойную каменную стену, но юноша стоически держался, хоть и чувствовал, что его лицо всё сильнее пылает.
Он не мог понять, насколько Рейстлин сейчас иронизировал, ведь общение с ним в таком тоне было напрасной тратой сарказма, ибо Карамон чувствовал его так редко, что проще было сказать, что никогда. И все же на подсознательном уровне слова и поведение Рейстлина задевали, скребя по незажившим ранам тупым ножом.
Небольшая передышка, пока близнец встал из-за стола, Карамон невольно посмотрел на свою руку, из которой мягко, но уверенно высвободилась кисть брата. Здоровяк невольно подумал, что в этом жесте был весь Рейст — вечно куда-то ускользающий от него, не дающий последовать за ним на видимые только им тропы.
— Ну, что ты... — начал великан, но понял, что голос у него отчего-то охрип. Он прочистил горло и начал снова, — Ну, что ты такое говоришь, Рейст? Я никогда не считал, что твоя магия зло, и никогда бы не позволил, чтобы кто-то попытался причинить тебе вред. Я волнуюсь за тебя, но это не значит, что я когда-нибудь хотел мешать тебе на твоем пути...
Карамон прервался, чтобы сделать пару глотков из кружки. Питье встревало поперек горла, но юноше не столько хотелось пить, сколько сделать паузу и собраться с силами, и хоть на пару мгновений отдохнуть от тяжелого взгляда брата.
— Даже если я тебе на этом пути не нужен. — снова вскинув взгляд, выпалил Карамон, чувствуя, как обожгло глаза, как несдержимым потоком хлынули слезы, так внезапно, что он даже не успел осознать, что плачет. Он не всхлипывал и не дрожжал, но слезы бежали по лицу и капали на столешницу крупными каплями. Взгляд его при этом отчаянно и почти безумно пылал, но этот огонь мог потухнуть как свеча под сквозняком в долю секунды, настолько шатким было желание жить у Карамона в мире, где он не может быть с братом.

Отредактировано Caramon Majere (2017-04-20 10:38:58)

+1

70

Тратить на тугодума-брата свой сарказм и правда было глупым занятием. Рейстлин осознал это только, когда встретил прямой и непонимающий взгляд Карамона, ничуть не омраченный пониманием шутки. Он помрачнел тут же, обозвал себя мысленно таким же болваном и окончательно растерял настроение и желание что-то с близнецом обсуждать или пытаться решать. Проще было, как обычно, замкнуться в свою скорлупу, спрятаться за обложкой книги, как за крепостной стеной, ибо Карамон никогда не рисковал за неё соваться.
Он настолько задумался, слепо, бездумно глядя на близнеца тяжелым взглядом, что просто упустил тот момент, когда с погодой в доме что-то случилось и начался этот нескончаемый слёзно-дождевой поток. Выпав из раздумий, Рейстлин едва не поперхнулся вздохом, зашипел сквозь зубы и поджал губы. Взгляд его стал колким, неприятным. почти злым.
- Что.Это.Такое? - Прошипел он тихо, ставя после каждого слова интонационную точку, словно роняя булыжник на голову провинившегося. Конечно, он был несколько более внимательным, чем Карамон, а потому в причине столь бурных страданий был почти уверен. Хотя, какой прок с той уверенности, когда перед тобой сидит рыдающая груда мышц?
- Карамон, в чем дело? Что за дурь ты натолкал в свою пустую голову? - Устало выдохнул Рейстлин, выуживая из кармана платок и собственноручно вытирая брату слезы. Ну а что ему еще оставалось, чтобы перекрыть этот водяной поток?
- Не знаю, каких глупостей ты себе за день успел напридумывать, но лучше бы ты своими кулаками валины околачивал,  а не пытался мыслить. Один вред от этих твоих попыток, а в сухом остатке какая-то несусветная чушь, которой ты довел себя до истерики.

+1

71

Карамон только сейчас осознал до конца, что льет слезы в неприличных для его внушительного вида количествах. Резкий вопрос Рейстлина сделал все только хуже, заставив растеряться и предпринять панические испуганные попытки успокоиться, только бы не злить близнеца своим поведением. Вот теперь его начало трясти, он буквально начал задыхаться от всхлипов, судорожно хватая ртом воздух:
— Ре... Ре... Рейст... — выдавил он из себя, отчаянно заикаясь, вдруг почувствовав себя беспомощным ребенком. Шестифутовым ребенком, который мог бы ломать хребты противникам голыми руками. Он еще что-то нечленораздельно промычал, пытаясь вспомнить, как нормально дышать.
Когда брат начал утирать ему слезы, стало полегче. То ли от того, что злость в голосе Рейста сменилась какой-то усталостью, то ли сам этот жест невольно успокаивал. Он почти перестал вздрагивать, но дышал все еще судорожно, периодически давясь всхлипами. И все же, юноша предпринял еще одну попытку заговорить:
— Рейстлин, пожалуйста... не говори мне такого больше... Ч-что у тебя... — пришлось еще немного помолчать, сглатывая горечь, — что у тебя нет брата. Я-я не выдержу... — из последних сил выдохнул он. Карамон не умел преувеличивать, он говорил, как чувствовал, он был уверен, что скажи ему Рейстлин снова те жуткие слова, у него просто сердце остановится, а если нет, то он точно сойдёт с ума от боли. Он, не сильно понимая, что делает, перехватил руку брата с платком своей, мягко развернул тыльной стороной к себе и прижался губами к костяшкам:
— Я люблю тебя, Рейст, — прошептал воин, обжигая кожу своим дыханием. И прежде чем брат снова бы вырвался, здоровяк сам выпустил длиннопалую кисть и опустил голову, чувствуя, как ему страшно сейчас услышать очередную ядовитую порцию недовольств и претензий. Он чувствовал, как морально был вымотан, как нервы сдавали, как подташнивало от чрезмерных переживаний.

Отредактировано Caramon Majere (2017-04-21 01:55:07)

+1

72

Истерикой он это все назвал скорее из преувеличения. Кто же знал, что Карамон и правда устроит безобразную истерику? Пришлось молчать, закусив губу, чтобы не сорваться, не выплеснуть на него злость, почему-то, всколыхнувшуюся со дна души из-за такой, казалось бы, глупости. Он умел жалеть тех, кто действительно слабее, но брата он сейчас почти ненавидел за эту слабость. Тот, кто получил здоровье, силу и красоту, всеобщие симпатии и любовь, смел катать ему, тощему болезненному заморышу, истерику, жалуясь, что кто-то посмел его, идеала этакого, не любить! Это было почти насмешкой над собственными комплексами и одиночеством юного мага, привыкшего уже к тому, что он всегда был на отшибе, всегда был одинок, всегда был в тягость, с самого детства оказавшись приложением к братцу. Если соседские дети хотели играть с Карамоном (а они хотели), они обязаны были принимать и Рейстлина. Так хотел его близнец. Но этого не хотели ни дети, ни сам Рейст, терпевший такую заботу с трудом. Особенно теперь, когда все осознавал. Теперь это были железноголовый Стурм и чертов-полукровка-с-благородно-вздернутым-носом-Танис. И они терпеть не могли Рейстлина, хотя и старались, ради Карамона, поиграть в дружбу. Это вызывало горечь. Презрение. Боль. Отвращение. Жестокость. Неприятие.
Мысли о друзьях брата затягивали, отвлекали и маг выдохнул резко, встряхнул головой, отказываясь от витка воспоминаний, раздраженно отбрасывая платок в сторону. Вцепившись в плечи брата тонкими, цепкими, как птичьи когти, пальцами, он с силой встряхнул Карамона, развернул к себе, заставляя поднять голову и смотреть. И заговорил. Тихим, очень тихим ледяным тоном:
- Я скажу это только раз. Тебе придется это запомнить и принять. После не проси повторить и не приходи ко мне больше с этими речами, брат. - Рейстлин выпустил его плечи, сложил расслабленные руки на коленях, поджал губы, напряженный, с прямой, как струна спиной.
- Если бы ты был для меня пустым местом, Карамон, я бы ушел молча. Без вещей. Или еще той ночью собрался бы и ушел. Я не стал бы злиться. Обижаться. Выяснять отношения. Я бы просто исчез для тебя, навсегда. И ты никогда бы не узнал, где я. По крайней мере, не от меня. - Маг вздохнул глубоко, шумно, втянув воздух сквозь зубы.
- Но я с тобой говорил. Что бы я тебе ни сказал - это были слова, направленные к тебе. Это уже значит, что ты для меня существуешь. Мое желание сделать тебе больно в тот момент, отомстить за нанесенную рану - это тоже знак того, что ты существуешь в моем мире. И пока я говорю с тобой, ты есть и ты мой брат и небезразличен мне. Даже, если я говорю тебе гадости, это значит, прежде всего, то, что ты имеешь для меня значение. Бойся моего молчания, а  не моих слов. А из слов делай выводы, думай, если способен на столь сложный процесс. Мое отношение к тебе формируется на основе твоего поведения. А вот эти вот свои любовные признания оставь девкам. Они им верят. Я - нет.

+1

73

От взгляда и тона Рейстлина даже эмоции Карамона предпочли ретироваться и заткнуться, словно имели собственный разум. Великан молчал и почти не шевелился, будто бы взгляд брата действительно приморозил его к стулу. Но он смотрел, серьёзно, со всей внимательностью, на которую был способен. И он не очень понимал такой расклад вещей, хоть и очень пытался: ну как можно причинять боль, убеждая, что это от того, что ты не безразличен? Тут внутри у здоровяка ёкнуло — он ведь и сам сделал брату больно, хотя безмерно любил его. И все же, Рейстлин не верит ему, не хочет верить. Это было слишком сложно, сложнее, чем треклятая арифметика,  но с Рейстом всегда было именно так. И любить его было сложно, при этом ни разу не желая  врезать за вредность характера. Но Карамона, может и спасала его собственная простота. Он мог не понимать, но был способен принимать. Он выдохнул, как будто бы с облегчением:
— Я вроде как тебя понял, — сказал он, по-детски шмыгнув носом и едва удержавшись, чтобы не чихнуть,  — прости за это вот всё, я и впрямь накрутил себя, а тебе созерцать, как я, здоровый лоб, реву... Спасибо, что объяснил, я слишком глупый, чтобы до меня дошло самостоятельно, — его вдруг снова захватил порыв коснуться руки брата, он даже успел дернуться в его сторону, но в последний момент удержался, опасаясь выбесить Рейста, и понимая, что это уже будет злоупотреблением его терпения, — И ты это вот... что-то зачастил со сравнениями с девками, я что выгляжу так, будто с тобой флиртую? — абсолютно без задней мысли с искренним недоумением поинтересовался Карамон, даже выдавив из себя улыбку, мол "ерунда какая". Хотя в нем теперь и жила упорная уверенность, что с девками покончено, по крайней мере до того дня, пока он не встретит ту, которую захочет вести не на сеновал, а под венец, брату он решил этого не говорить, потому что был уверен, что Рейстлин просто ему в лицо рассмеется. К тому же, брат этого не просил. Он просил лишь не заигрывать при нем. Да и как бы это звучало? "Брат, я бросил женщин ради тебя"? Вот уж точно странное и даже двусмысленное заявление. Или это всё так и есть? Внутри Карамона что-то ёкнуло. Что это было, здоровяк понятия не имел, но это волновало. И даже чуть пугало. Собрав всю свою волю в кулак, он решил пока что проигнорировать этот странный отклик откуда-то из темных закоулков души, которые даже у такого простака, как он, имелись. Слишком много для него на сегодня самокопаний.
— И все же, Рейст... Ты совсем мне не веришь?

Отредактировано Caramon Majere (2017-04-22 06:48:38)

+1

74

По глазам было видно, что ничего Карамон не понял. Уяснил только, что Рейстлин на него зол, но пока остается. И то, что злить его опасно. Особенно, это дурацкое, оборванное на полпути движение, будто за руку поймать хотел, но вовремя осекся. Это было довольно забавно. И можно было бы, даже, пойти навстречу братцу и самому взять его за руку, заставить растеряться, впасть в ступор. А в ступор Карамон точно впал бы. Еще бы, Рейст и вдруг взял его сам за руку. Юный маг хмыкнул, скосил взгляд на руки брата, и демонстративно устроил свои на боках кружки, словно отгораживаясь, решив, что оставит забаву на другой раз. Но в следующее мгновение уже он вспыхнул, побледнел и тут же залился краской, не иначе, как злости. Вскочил даже, уперевшись ладонями в стол и нависая над Карамоном взбешенной фурией.
- Ты со мной что?! - Прошипел он, сузив глаза, гневно раздувая ноздри. - Еще одно такое предположение, Карамон, и поверь мне, ты сильно пожалеешь, что не дал мне уйти утром. Ты _сам_ ведешь себя со мной так же, как со своими подружками, так что ж теперь за мной предполагаешь грязные мысли? - Рейстлин длинно сипло выдохнул и уселся обратно, придвинул  себе кружку, зыркнул на брата грозовой тучей. - И да, Карамон, я _не верю_ в эти твои глупости про любовь. Потому что это пустые красивые слова, которыми только девчонкам на свиданиях головы кружить и можно. А в семье и просто дорогим тебе людям свою любовь доказывают делом. Ежедневно. Вниманием к мелочам, заботой, умением слышать и видеть того, кого любишь. А когда сначала потоптался по чужим чувствам, а потом брякнул, что любишь, не жди, что тебе все простят и поверят.

+1

75

Карамон вжал голову в плечи и даже зажмурился, будто ожидая, что брат его ударит. Да, такой верзила боялся своего тщедушного, хрупкого, как форфоровая статуэтка близнеца, потому что в гневе Рейстлин был бурей с жалящими молниями. Словами он бил страшнее, чем мог бы физически. Жутко было представить, на что Рейст будет способен, когда овладеет магией:
— Нет-нет, Рейст, я просто спросил, как я выгляжу со стороны, про тебя я ничего такого не подумал бы в жизни, — поспешил оправдался Карамон, опасливо приоткрывая глаза. Лицо Рейстлина покраснело, видимо, от гнева, но отчего-то оно вдруг стало выглядеть... Милее что ли? Видимо, потому что так оно смотрелось куда более живым, чем привычная бледная, извечно кривящая губы маска. Карамон сам почувствовал, как вспыхивает, отчасти от того, что брякнул, про флирт, отчасти от того, что упорно его мысли стремились куда-то не туда. И все же, невольно Рейст тут же снова подстегнул его подружками. Неужели ему все еще настолько больно?, А поведение Карамона действительно выглядит вот так?
— Я не специально. Я ни в коем случае не считаю, что ты это... Что с тобой нужно так... Ты совсем не как девушка, короче. Я не думал, что это так выглядит. Ну, как я себя веду с тобой. — выпалил великан, пытаясь лихорадочно сравнивать свое поведение, чувствуя, как что-то в нем снова ёкнуло. Чем бы оно ни было, оно явно кормилось подобными мыслями и неловкостями. Здоровяк даже чуть головой тряхнул, будто надеялся вытрясти это нечто прочь из сознания. Он поспешил отвлечься на последние слова Рейстлина.
— Я бы очень хотел, чтобы ты простил меня, брат, но я понимаю, что это нужно заслужить. И уж тем более будет не правильно, если я просто разжалоблю тебя словами и слезами. — Карамону казалось, что это вообще говорит не он. Все его умозаключения, надуманные за день, вдруг сложились в столь ясную, четкую формулировку, он не тянул слова и не вставлял туда свои простоватые "ну это вот", — Ты прав, говорить можно что угодно, но даже заклинания останутся лишь словами, если не вложить в них силу и сосредоточение, не так ли? И кстати о делах, думаю, твой отвар уже достаточно остыл, чтобы дать его ушастому. Было бы не хорошо за нашими распрями забыть о бедняге.

+1

76

- Чтобы дать отвар кролику, его надо, для начала, остудить. Пока он настаивался закрытый, он не остыл в достаточной мере. - Совершенно буднично отозвался Рейстлин, делая глоток собственного отвара. Комментировать как-то высказанное близнецом согласие с его собственными обвинительными речами, он просто не стал. Все было сказано и добавить было уже нечего. Слова Карамона его, видимо, убедили и потушили костер негодования. Ну, или он просто решил до времени оставить эту проблему и вернуться к ней тогда, когда брат не будет этого ожидать и нанести удар можно будет наиболее эффективно, как это нередко бывало в их взаимоотношениях. Рейст часто возвращался к таким вот конфликтам, не разрешенным до конца, но уже благополучно позабытым своим старшим, а от того, возвращение к ним всегда имело эффект грома средь ясного неба. Особенно, если верно ввернуть и использовать самую шаткую и болезненную для Карамона сторону - его вину, которая имелась всегда, по мнению Рейстлина.
- Отлей в кружку и поставь на окно, хотя... - Он встал и взял с полки чашку. - Я лучше сам, а то ты, как обычно, половина на полу будет. А кружка в черепки. - Аккуратно открыв крышку, он склонился, принюхался к получившемуся вареву и, оставшись доволен, кивнул самому себе и зачерпнул полную кружку, поставив её на окно рядом.
Покончив с этим, маг принялся убирать со стола, перебрался к мойке, чтобы вымыть посуду. Доверить столь тонкую работу Карамону он просто не рискнул - что не побьет, то покорёжит. Вид у него, при этом, был настолько мирный и расслабленный, что с уверенностью можно было сказать: буря миновала, прошла стороной, задев лишь самым краем своим, выдав порцию дождя с градом и парочку воспитательных молний, да и ушла вдаль, погромыхивая и сверкая изнутри утробы вспышками света.

+1

77

Его брат вдруг моментально сменил гнев на милость. Хотя нет, это нельзя было назвать "милостью" в полной мере, скорее это была нейтральность. Что ж, все лучше, чем ссоры, напряжения, лёд, яд и слезы. Карамон позволил себе расслабиться, хоть и не чувствовал в полной мере, что очередная головоломка взаимоотношений до конца распуталась или наоборот, сложилась в какую-то четкую картинку. Работы еще предстояло много, для Карамона так точно. Дела, значит, поступки. Что ж, это ведь не трудно? Разве не он защищал Рейста от нападок других детей? Разве не он берег его сон, разве не он хлопотал, как мог, когда близнец заболевал? Разве не пытался угодить тому всю свою жизнь? Что-то из этого наверняка оказывалось неуместным, нелепым и даже угнетающим брата, что-то у Карамона просто не получалось, но разве же он искренне не старался? Что ж, оказывается, Рейстлин даже ценил это, пусть в слух от него было не допроситься порой и простого "спасибо". Что ж за эти дни, Карамон вдруг узнал и осознал так много нового о брате, хотя... Может он всегда это знал? Может это окружающие внушили ему, что Рейст какой-то не такой, что откликается не так, что обходится с ним не верно. В Карамоне вдруг всколыхнулась злость на своих друзей. Да что могли знать Стурм и Танис? Ему самому Рейст доверял не столь многое, а как могут судить его они? К тому же ни у Стурма, ни у полуэльфа не было сестер или братьев. И они смели пытаться ему что-то внушить. "Еще раз Светлый Меч что-то скажет про Рейста, я ему всыплю" — сердито подумал Карамон, даже кулаки сжал. Затем, выдохнул, гоня прочь злобу. Вот только ее не хватало сегодня.
— Я слышал, что животные, которые пожили у человека, часто потом не могут выжить в природе. Как думаешь, это не про нашего? Или все же лучше его оставить? — спросил юноша, желая отвлечься от всех негативных мыслей, в чем зверек очень и очень помогал.

Отредактировано Caramon Majere (2017-04-23 00:11:16)

+1

78

- Животные, выращенные человеком. Или жившие у него довольно продолжительное время и разучившиеся добывать пищу самостоятельно. В основном, это касается хищников. - Флегматично отозвался Рейстлин, намывая посуду и обдумывая что-то свое. Говорил он на автомате, не отвлекаясь от собственных раздумий, от чего, в голосе его не наблюдалось ни раздражения, ни выраженного презрения к глупости Карамона, ни попыток проявить собственное превосходство.
- От того, что ты будешь заботиться о нем неделю-другую в период выздоровления, он не превратится в беспомощного домашнего любимца. Или она. Я не проверял пол твоей находки. С другой стороны, ты же вечно тащишь в дом что-то, так и оставь его себе в качестве домашнего питомца. Надоест - съешь на ужин. - Хмыкнул маг, выплывая из раздумий и с усмешкой косясь на брата. Закончив мыть посуду, Рейстлин методично её вытер, расставил по своим местам, убрал остатки ужина в подпол на ледник и, налив себе новую порцию отвара, вознамерился перебраться в любимое кресло у камина.
- Если не передумал поить его лекарством, то можешь начинать, там все остыло. И надеюсь, хоть с этим ты управишься без меня. Достаточно взять его за шкурку на загривке. И сопротивляться прекратит, и рот откроет. А вливать лучше небольшой ложечкой. Начинай учиться, тебе его лечить ежедневно, как минимум, дважды в день, Карамон. - Последнее Рейст проговорил, уже прихватив с подушки книгу, угнездившись в кресле и открывая её на закладке, почти сразу же уткнувшись в страницу и погружаясь в чтение.

+1

79

Мирный тон Рейстлина окончательно позволил Карамону суметь отпустить ситуацию, по-крайней мере, на ближайшее время. Что ж, это явно было к лучшему, в противном случае, здоровяку показалось, что еще немного и он чокнется от того количества противоречивых чувств и эмоций, которые он испытал за эти пару дней. Следовало быть благодарным Рейстлину, который умел затухать так же быстро, как и вспыхивал. Разве что, заявление про "съешь на ужин" было прямо таки возмутительным, богатырь аж молоком подавился. Прокашлявшись, он ответил в след брату, но звучал он мягко:
- Ну уж нет. Питомец - это уже друг, а друзей не едят.
А о друге действительно пора было позаботиться. Больше всего Карамон любил кошек, но и оставить себе кролика был бы рад, учитывая, при каких обстоятельствах они "познакомились". И кто знает, может Рейстлин еще передумает, и покажет хоть разок, хотя бы для него, как зверек оказывается в ящике, который точно пуст. С этими мыслями, юноша пошел в кладовку, где стоял ящик, захватив отвар и ложечку. Кролик, естественно, никуда не делся, сидя в своем импровизированном домике и выедая из соломы разные травинки, которые, по всей видимости, считал съедобными. Карамон невольно улыбнулся, опустившись и сев на колени перед ящиком. Без труда взяв зверька, который продолжал быть на удивление смирным, он сделал всё так, как и объяснил Рейстлин, взяв за загривок. Кролик вполне себе смиренно принимал отвар, будто бы понимал, что так нужно, а может и наоборот - от того, что не понимал ничего вовсе. Карамон же, в свою очередь, даже умудрился практически ничего не пролить. Сам себе дивился, откуда взялась такая сосредоточенность.
Прежде, чем вернуть кролика обратно в ящик, он вдруг вспомнил слова брата о поле и со взглядом философа, не меньше, осмотрел область между задними лапками. У кроликов все было довольно однозначно в этом плане. Хмыкнув, он бережно усадил питомца обратно и вернулся к брату.
- Всё-таки это "он". Как говорится, поздравляю, у нас мальчик, - добродушно пошутил юноша, внезапно, после двух дней душевного раздрая, сумев выдать свою знаменитую улыбку "от уха до уха", - Это, Рейст, а его сразу можно кормить или после отвара подождать?

+1

80

На замечание про друзей Рейстлин лишь хмыкнул иронично, но комментировать поленился. Что ему, Карамону, объяснять, если он не понимает элементарных вещей? Конечно, хотелось съязвить на тему дружбы и еды, но на сегодня ссор и разборок хватило даже ему. Так что, юный маг просто устроился в своем кресле, уткнулся в чтение и почти сразу выкинул из головы брата, его тупоголовых дружков, кролика и весь мир с его проблемами и глупостями. А потому, когда Карамон заявился, громогласный, довольный, с улыбкой до ушей, Рейст даже вздрогнул, дернулся, вскидывая голову от книги. Нахмурившись, он сморгнул, фокусируя на брате взгляд, дернул уголками губ и "фирменно" выгнул бровь.
- А ты не положил ему еды сразу? Впрочем, чего это я спрашиваю? Мой братец просто неспособен сделать что-то без предварительной указки. А догадаться, уж тем более. - Он усмехнулся и пристроил книгу на коленях.
- Пойди, возьми на кухне салатные листья и положи своему _другу_. Можешь еще травы надрать во дворе. Только грядки мои трогать не смей. И это _твой_ мальчик, не приплетай сюда меня, у меня просто не было выбора, когда ты его притащил. - Маг недовольно покосился  на поленницу и убедился, что запаса дров там нет.
- Заодно, принеси дрова со двора. А то без напоминания и не вспомнишь. - Не то чтобы в доме было холодно, летом-то. Но посидеть у камина Рейстлин по вечерам в непогоду любил, а готовить на очаге приходилось и вовсе ежедневно, так что, не сегодня, так завтра утром они, все равно, пригодились бы.

+1

81

Карамон чувствовал, что постепенно "оживает", чувствуя, как их отношения вернулись в более-менее нормальное русло. Нормальное для них, пусть не для окружающих. Так что всем этим указкам и распоряжениям Рейстлина он был только рад, и даже обвинения в недалекости звучали для него по-домашнему привычно. Ведь так всегда и было, что из них двоих умный - Рейст.
- Ну, я и не приплетаю, но мы ведь решили пока, что остаемся вместе, - юноша пожал плечищами, удаляясь на кухню. Вынужден, а то как же. Он чувствовал, что Рейстлин помог зверьку искренне, а не просто потому что его ему подсунули. Так было всегда, как бы младший не скрывал и не прикидывался "вынужденным помогать". Найдя салат, он вернулся к новоиспеченному питомцу и положил тому в ящик, с минуту понаблюдав, как грызун принялся забавно уплетать листья. Кролик определенно действовал на здоровяка положительно, и он задумался, что хорошо бы дать малышу имя. Правда, пока ничего подходящего в голову не приходило, так что Карамон решил, что решит попозже.
Затем, он сходил во двор за дровами, без труда захватив большую охапку, как он обычно и делал, используя свои физические возможности по-максимуму. Вернувшись в дом, он разложил бревна по поленницам на кухне и около камина:
- Развести огонь, Рейст?

Отредактировано Caramon Majere (2017-05-04 23:25:52)

+1

82

- А при чем тут то, что мы живем под одной крышей и _твой_ кролик? - Возмутился ему вслед Рейстлин, казалось, задетый этим замечанием едва ли не больше, чем следовало. Словно Карамон сейчас приплел ему, заодно, рыцарский орден и владение таверной. В общем-то, возмущало юного мага то, как брат любую мелочь делал их общим делом, словно и не могло существовать раздельно дел Рейстлина и дел Карамона. А заодно и вещей. В конце концов, не приписывал же близнец себе еще и магические таланты и знания, не говорил же "наши книги", "наша школа", "наша магия". Хотя, зная Карамона так, как знал его Рейст, следовало ожидать, однажды, даже вот такого выверта от недалекого туповатого братца. Вбил себе в голову эту дурацкую связь близнецов и спекулирует ею направо и налево. Рейстлин усмехнулся сам своим же мыслям, поджал губы и успел уже уткнуться в книгу, когда здоровяк вернулся и свалил с мерзким грохотом дрова в поленницу.
- Карамон... - Рейстлин вскинул голову и по-змеиному улыбнулся брату, всем своим видом выдавая коронное "болван!". Губы зазмеились в усмешке, маг задумчиво глянул на распахнутое окно, за которым уже давно стояла бархатная летняя ночь и пели цикады и какая-то ночная живность.
- Как ты считаешь, мой догадливый брат, стоит ли разжигать камин? Летом. В самую жару. При открытом нараспашку окне? - Он выгнул брови, хмыкнул и вновь уткнулся в книгу, считая, что в полной мере ответил на вопрос близнеца.

+1

83

Карамон чуть зарделся на оклик, понимая, что шума от него снова получилось, как от дракона в посудной лавке. Юноша присел на корточки, поправляя перекосившиеся поленья, чтобы не торчали как попало. На ряд обличающих его несообразительность вопросов, он вновь неопределенно пожал плечами, не задумываясь о том, видит ли Рейстлин этот жест, или снова уже полностью увлекся чтением. Он тоже не чувствовал нужды в обогреве, просто давно обратил внимание, что брат любил сидеть у огня, да и к тому же, кто знает, когда этому худому хрупкому телу вдруг станет зябко?
Закончив возню с дровами, здоровяк уже было хотел подняться и придумать себе еще какое-нибудь занятие, но вдруг, повинуясь какой-то необъяснимой нужде, наоборот, уселся на полу, бездумно смотря в пустой очаг. Получилось так, что он сидел практически в ногах у близнеца, тот бы мог дотронуться его, просто вытянув руку, и чуть подавшись вперед. В доме, внезапно снова стало столь тихо, а звуки ночной Утехи будто бы перешли на шепот, совсем так, как было днем, прежде, чем Карамон ушел на озеро. Он не знал, как объяснить это, ему просто хотелось побыть подле брата, при этом, не желая ему помешать. Пусть читает, пусть молчит, а он, Карамон, тоже будет вести себя тихонечко, только бы не прогонял.

+1

84

То, что брат пристроился у его ног, Рейстлин заметил далеко не сразу, слишком увлеченный новой главой в книге. Только, когда свеча от порыва ветра из окна заплясала, разгоняя по комнате всполохи света и тьмы, заставляя тени танцевать на стенах, он вскинул взгляд. Вообще-то, он просто собирался прикрыть ладонью пламя свечи, чтобы оно не потухло, чтобы смогло выровняться и разгореться вновь. Он вовсе не собирался смотреть на брата и, уж тем более, вспоминать дурацкие летние ночи из детства, когда они вдвоем забивались в свой угол и близнец старался отвлечь его от страхов. Откуда ему было знать, что вовсе не простые тени пугали Рейста, а то, что он не умел контролировать вовсе, то,ч то стало видениями и снами его матери, то, что тянулось к сырому дару, стараясь присосаться, нажраться чужой силы, неконтролируемой и юной. Ничего такого он точно не собирался вспоминать, и вообще, его мысли были заняты исключительно-интересной новой информацией, только что почерпнутой из книги. Но встрепанная макушка Карамона отвлекла его, рука, поднятая, прикрывающая свечу, замерла и маг вздрогнул и зашипел только тогда, когда пламя лизнуло кожу ладони, так опрометчиво поднесенной вплотную. Встряхнув рукой и растирая место ожога, Рейст, как и ожидалось, сорвал раздражение на брате.
- Что ты сел там, как побитый пес? Хочешь сидеть рядом, так подсядь и не мнись, ожидая, что я тебя сам позову. И не подумаю, Карамон. А будешь так делать еще, вообще буду прогонять. - Выдал младший близнец на выдохе, не то чтобы слишком недовольно, скорее, привычно, как-то дежурно, раздражаясь.

+1

85

Карамон ни о чем особо не думал. Скорее, пытался отдохнуть от того хаоса и мыслей, что атаковали его за сегодняшней день. Какая-то глупая детская считалочка засела в мозгу, и теперь бесконечно повторялась, но великан сдерживался, чтобы не начать напевать себе под нос. Да и отлично. Хотя бы отвлекает от Рейстлина, от этих странных, сложных, непонятых законов любви, когда если на тебя злятся, значит любят, когда сторонятся твоих поступков, но стоит попытаться высказать словами, так требуют заткнуться и что-то делать. Ну, вот, считалочка испугалась и замолкла, Карамон вновь почувствовал себя тяжело и паршиво. Еще и Рейстлин вновь придумал, за что его отчитать.
- Тут просто не так жарко, как это... как наверху. - он выдал отговорку, которая получилась на удивление естественно. Видимо, потому что он сам толком не знал, зачем он здесь расселся, и сам верил в то, что на полу просто сквозит, вот ему и сидится. Он повернул голову на близнеца, привычно шипевшего, словно извечно разозленная змейка. Тот тер ладонь, как-то уж больно сердито, вот только не понятно, злится ли он снова на него, Карамона, или на пламя, посмевшее обжечь нежную кожу.
- Сильно обжегся? - привычным заботливым тоном поинтересовался старший, при этом кинув на свечу такой взгляд, будто та на самом деле была Стурмом, которому Маджере мысленно пообещал всыпать, если тот еще раз пристанет с проповедью о том, какой же младший "плохой человек". Карамон даже не заметил, как оказался на ногах, еще не зная, толком, что будет делать дальше, ведь если Рейст обжегся сильно, значит ему, возможно, надо помочь, а если нет, то что ж, ему, можно сказать, разрешили посидеть рядом и не на полу.

+1

86

Заметив эту ненужную заботу, но благополучно пропустив мимо ушей оправдание, которое ему, собственно, и нужно-то не было, учитывая, что раздражение на брата он сорвал по привычке, Рейстлин поджал губы. И встряхнул рукой, поспешив спрятать её под книгой, чтобы Карамон не додумался хватать и проверять. Кожа - он и так знал - обожжена не была, лишь слегка покраснела от касания пламени. Такое пройдет через несколько минут, оставив после себя лишь чуть более чувствительное место, словно оцарапанное по ощущениям, но совершенно целое. Да и это пройдет к завтрашнему вечеру. В конце концов, может он и был слабее своего старшего близнеца, чаще болел, сильнее страдал от травм, но не был же он, на самом деле, хрупкой бабочкой с полупрозрачными крыльями, чтобы от любого порыва сквозняка или движения свечи получать травмы или оказываться при смерти. Не хватало еще, чтобы Карамон кинулся спасать его от ожога, устроив посреди ночи шум и панику, как он любил это делать во всех тех ситуациях, когда Рейстлин набивал синяк или, не дай боги, позволял себе чихнуть или закашляться.
- Не настолько, чтобы я нуждался в твоей помощи. Сядь и не шуми. Или уйди отсюда, отвлекаешь. - Буркнул Рейст, демонстративно утыкаясь в книгу, ища взглядом потерянную строчку и старательно не реагируя больше на топчущегося рядом близнеца.

0


Вы здесь » DEEPspace » внутренний космос » В ранних галактиках обнаружили нехватку темной материи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC