DEEPspace

Объявление


Друзья, очень ждём в Глубоком Космосе многих персонажей. Приходите на роли Минервы Макгонагалл, Ороро Монро, Гарри Поттера, Цириллы из Цинтры, Такхизис и других. Всем персонажам из списка нужных обеспечен упрощённый шаблон анкеты.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

новости проекта. 4.05 Да пребудет с вами сила! В честь сорокалетия "Звёздных войн" целый месяц по упрощенному шаблону мы принимаем всех персонажей космических фандомов, от XXII века Стругацких до Стартрека и Доктора Кто!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DEEPspace » подземное неземное » Anno Domini


Anno Domini

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Время и дата: июнь 22, около полудня. 
Место действия: квартира мадемуазель Рейнальт, Латинский квартал.
Участники и очередность: Kaetrin Rheinallt, Anri Djort.
Краткое описание: утро после нападения Охотника.

+2

2

Шумел чайник, ветер колыхал занавески, невесомыми прохладными пальцами касался кожи. Открыв глаза, Рин увидела на диване мужской силуэт. Сперва решила, что вернулся Тома, но в следующий миг поняла, что ошиблась.  Инстинктивный страх исчез так же мгновенно, как и возник: от сидевшего не было ощущения опасности, от него звучали покой и сосредоточенность, доброжелательность и легкая тревога. В следующий момент пришло узнавание.

Доброе утро, мой инквизитор! Неожиданно видеть Вас здесь, —  в голосе прозвучали нотки иронии, почти вызова. Все же это было ее пространство, а гость оказался незваным. Хотела съязвить, но не стала, решив, что у мужчины были достаточно серьезные резоны, чтобы явиться к ней без приглашения, и выслушивание ее острот явно к ним не относилось, — Как Вы здесь оказались? Хотя, если позволите, я бы сперва привела себя в порядок. Кухня в вашем распоряжении, впрочем, вы уже освоились.

Отредактировано Kaetrin Rheinallt (2017-03-15 13:59:50)

+3

3

Квартира была маленькой и уютной. Хотя отчасти слишком прямо напоминала иллюстрации к ведьминым хижинам. Анри чуть усмехнулся такой нарочитой демонстрации собственной природы. В Париже, не смотря на его немалые масштабы, было не многим более двух дюжин настоящих ведьм, столь незыблемо сохранивших свою первозданную природу, и уютные норки каждой из них удивительно напоминали друг друга. Словно дамы пользовались неким неизвестным простым смертным кодексом, диктовавшим условия бытия.

Тут и проверки на магический потенциал не нужно, и так все как на духу. В доме была аура умиротворения, нервный фон был слабый, в пределах обычной нормы, совершенно объяснимый логически. Это сразу успокоило, значит ничего критического.

В первый момент подумал не уйти ли, раз повода для тревоги нет. Но личное пространство он уже нарушил, так что стоит узнать подробности, кто знает, как обстоят дела. Разулся, прошел внутрь, беглым взглядом скользнул по комнате, в которой витал слабый запах дыма сигарет и лекарств. Еле ощутимый, выветрившийся запах. Между окном и высоким  —  под потолок  — книжным шкафом протянута тонкая кисея занавески, за полупрозрачной тканью очертание хрупкой женской фигуры. Инквизитор коснулся своей волей девушки — спит. Процессы в норме, дыхание и пульс подсказали, что она скоро проснется.

Прошел на кухню, окинул взглядом стеклянные полочки, наполнил водой пузатый медный чайник, щелкнул газом. Вернулся к дивану. Среди книг, возвышавшихся на журнальном столике подобием вавилонской башни, увидел несколько знакомых, аккуратно вытащил одну — "Искусство и красота в средневековой эстетике".

Успел дочитать "Метафизическую всезначность" , когда спиной ощутил взгляд. Сказал не оборачиваясь:

С пробуждением. Прости, что без приглашения.

Отложил книгу, встал, повернулся:

Я все поясню. И, если хочешь, я действительно подожду.

Из ванной долетали звуки льющейся воды.  Френч-пресс нашелся на полке, рядом с ручной кофемолкой. Из многообразия пачек в соседнем шкафчике выбрал Ямайку, перемолол зерна, засыпал, залил кипятком. Звук воды сменился  приглушенным гудением фена. Немногим позже девушка вышла, села напротив. Кожа была бледновато-серой, под глазами залегли тени. Анри тихо вздохнул и, разлив по кружкам кофе, придвинул одну из них Каэтрин.

Давай поступим следующим образом: я отвечу на все вопросы, если окажется, что я какой-то из них упустил, ты задашь его в конце. Так будет быстрее и проще.
Ключи я взял у Марка. После того, как не смог дозвониться тебе утром на городской номер. На стук, кстати, ты тоже не отвечала, я посчитал это достаточно убедительной причиной зайти без приглашения. Магический фон я чувствовать могу, а вот определить через стены состояние организма, которому он принадлежит, нет. И, судя по твоему виду, опасался я не напрасно. Мне следовало предупредить тебя о технике безопасности, но Марк так убедительно описывал тебя, как глубоко верующую девушку, что я упустил этот момент.

Отредактировано Anri Djort (2017-03-17 00:41:18)

+4

4

Душ вернул способность к здравомыслию лишь отчасти. Ей и в здравом уме идея того, что на ее кухне будет сидеть Глава инквизиции Парижа, могла запросто сдвинуть точку сборки, а в текущем состоянии она просто не в силах была хоть чему-то удивляться, продолжая воспринимать происходящее чьим-то причудливым сном — не важно, ее или кого-то из древних богов.

Переоделась в брюки и рубашку, с сожалением скользнула взглядом по груде ветоши на полу, в которую превратился ее вчерашний наряд. Подумав, высушила волосы феном и не стала убирать. Вернула браслеты и кольца на их законные места, с благоговением повесила на шею розарий (сейчас он казался Рин живой частью ее самой).

Вышла из ванной, села за стойку. Сперва хотела угнездиться на окне, но побоялась, что господин Джорт сочтет этот жест слишком фривольным. К тому же в памяти мгновенно всплыл образ Тома... Рин едва заметно мотнула головой, отгоняя лишние сейчас мысли. Подняла глаза, встретилась взглядом с инквизитором. На секунду ей показалось, что она заметила тень тревоги на немолодом задумчивом лице, но в следующее мгновение она пропала — перед Каэтрин вновь сидел человек с непроницаемым ликом средневекового изваяния.

"Очень гармонично смотрелся бы этот профиль в нише готического собора, или на памятном барельефе кого-нибудь из магистров ордена Храма Соломона."

Хотела спросить, но Анри заговорил первым. Перебивать не решилась, он действительно верно предугадал ее вопросы, даже лучше, чем она сама сейчас была способна. Пила крепкозаваренный кофе и слушала спокойные пояснения. Дождавшись длинной паузы, все же произнесла:

Вам удалось что-то выяснить? Что вчера на нас напало? Откуда оно взялось? И... почему я так чувствую себя сейчас?

Отредактировано Kaetrin Rheinallt (2017-03-17 00:45:21)

+3

5

Подлили себе кофе, еще раз оценил состояние девушки – вроде бы в относительном порядке, вымотана, конечно, но держится молодцом. Не все из тех, кто проходил специальное обучение, справлялись так же хорошо. Все же интересное они явление – масти; в них крылось явно что-то большее, чем в обычных, даже очень сильных магах. Нужно будет потом уделить этому вопросу внимание, когда на это будет время.

Расскажу. Но у меня предложение. Полагаю, месье Тома тоже будет что рассказать и о чем спросить, так что чтобы мне не пришлось повторяться дважды, нам стоит обсудить все втроем. В участок я вас не приглашаю, думаю, вы оба будете не рады такой прогулке. Думаю, нам всем будет удобнее поговорить здесь.

И положил перед девушкой поднятый вчера телефон.

Сам поднялся из-за стола, вышел на открытую мансарду, набрал короткий номер:

Доброго дня, Себастиан. Да, это я. Да. Сделай для меня одно одолжение: к тебе сейчас зайдет агент-мажор Огюст Тома, возможно попросит разрешения задержаться с обеда. Дай ему на сегодня выходной. Да. Да. Спасибо.

Положил трубку, вдохнул теплый летний воздух и вернулся обратно в комнату.

Отредактировано Anri Djort (2017-03-16 18:07:34)

+3

6

Остаток ночи для него прошел спокойно. Он успел забрать свои вещи с места происшествия и заехать за сестрой, которая только сев в машину, уверенно сказала, что он с кем-то подрался. Без осуждения или восхищения, просто как факт. Дома принял душ,почистил и смазал верный зиг-зауер, стараясь на засветить свежее клеймо перед сестрой, и уже лежа в постели занялся поисками в интернет любой информации, которая могла бы помочь ему расшифровать знак и пролить свет на его связь с неведомой тварью. Огюст определил в символе руну Хагалаз, которая, если верить yahoo, сулила ему скорое "уничтожение от энергии неуправляемых природных стихий". А вот эта часть рунического пророчества ему особенно понравилась: "Не унывайте, ta ta ta, ваша сила, стойкость и мужество помогут вам, ta ta ta, разрушение полностью изменит вашу жизнь, все, что ни делается - к лучшему" и прочая эзотерическая хрень в том же духе. О какой-либо связи руны с ледяными собаками, наделенными весом и упорством молодого телка, yahoo умалчивал.

Утром следующего дня Огюст приехал на работу в лонгсливе под пиджаком вместо обычной футболки. Вопреки слабой надежде, даже сон не избавил его от отметины, которая, к тому же, продолжала саднить. После пары кружек растворимого кофе, написал рапорт о вынужденной стрельбе, который к его же удивлению не приняли, так как в общей информационной системе, объединяющей всю оперативную информацию о происшествиях, до сих пор не было отчета инквизиции о событиях прошлой ночи. Через пару часов по отделению уже начали ходить слухи, что агент-мажор Тома в ночи напился и пристрелил то ли двоих, то ли троих собутыльников, спрятав трупы где-то в мусорном баке в самом центре Парижа. На что Огюст отшучивался, что даже в мертвецки пьяном виде стреляет без промаха, поэтому мертвых дружков должно быть четверо, на меньшее он не согласен. И если его будут донимать, то он подыщет еще одну парочку помойных баков недалеко от отделения для всех желающих.

Незадолго до обеда раздался звонок отвоеванного накануне у оперативников инквизиции мобильного:
- Привет. Не отвлекаю?
- Ммм... Каэтрин? Нет, не отвлекаешь. Как ты?
– Да, прости, я. Нормально. ... Спасибо, что вчера... помог. - Девушка помедлила. - Скажи, у тебя были планы на обед?
- Нужно приехать?
– Да, было бы кстати, если тебе не сложно.
- Что-то случилось?
– И да, и нет. Все хорошо, просто пара моментов для разговора. Лучше я на месте все объясню.
- Буду, конечно. Еще что-то?
- Да, пожалуй. Как ты относишься острому?
- И горячему, я надеюсь? - Огюст негромко рассмеялся.
– Смотря как быстро приедешь. - Она рассмеялась в ответ. - У них 15 минут на доставку уходит.
- Так. Бьюсь об заклад, что я привезу все, что угодно, быстрее, чем они. Но если это сюрприз - спорить не буду.
– Неа. Сюрприз я тебе приготовлю, когда реанимирую сковородку. - Голос стал серьезнее и грустнее. - Если захочешь. А сейчас есть идея спасаться, чем получится. У нас рядом китайский ресторанчик, у них есть коробочки для доставки. Если ты не против.
- Хорошо. Как скажешь. - В этот момент агент-мажор Тома не очень хорошо понял, предлагалось ли ему привезти еду из ресторана самостоятельно,или подразумевалось, что девушка сама сделает заказ с доставкой. Огюст не стал уточнять, что именно имелось в виду: много еды лучше, чем никакой еды вообще.
–Я все объясню на месте. Пожалуйста, приезжай. - Голос Каэтрин стал тверже.
- Принято. Отбой.

Перед обедом он заглянул в кабинет шефа, отделенный от остального пространства стеклянными перегородками с жалюзи по всей высоте. Рассчитывал предупредить, что обедать будет не на рабочем месте, как это обычно бывало. Шеф - невысокий лысеющий мужчина по прозвищу Carotte, что при необходимости охватывало все смыслы: от козла до пряника из известной поговорки, жестом пригласил Тома войти и молча протянул ему распечатку отчета инквизиторов о ночном происшествии. Огюсту даже не пришлось долго искать то, что мнению шефа, должно было стать объектом его интереса: нужное место было подчеркнуто двойной чертой. "3 пули".

- Одна достигла цели.
Каротт наклонился над столом, уперевшись на широко расставленные руки, и пожевал губы, не глядя на агента Тома.
- Тогда объясни мне пожалуйста, почему нет никаких следов физиологических жидкостей? Кровь? Лимфа? Белки сыворотки? Хоть что-нибудь! Если это был бестелесный призрак, то должна быть пуля, если это было животное... Сам понимаешь.
- Делом занимается инквизиция, если бы это было просто животное...
- Оружие на стол. И свободен до завтрашнего утра.
- Я отстранен?
- Свободен! - Последние слова прогремели так, что дрогнули стекла.

___

Мужчина заехал в китайский ресторанчик, неподалеку от дома Каэтрин, и спустя несколько минут вышел оттуда с двумя коробочками "поострее", как девушка и просила. Припарковался у дома, выкурил дежурную сигарету (в прошлый раз он курил здесь только вчера, а кажется, прошла вечность). Поднялся к двери и уже потянулся к кнопке звонка, как услышал из-за двери мужской голос.
- Тебе повезло отделаться ссадинами и обмороком, могло быть и хуже.
Осторожно, чтобы не шуметь, Огюст повернул ручку входной двери и аккуратно толкнул ее, одновременно отступая на шаг назад. Других предосторожностей не понадобилось, человека, которому принадлежал голос, он узнал. Хоть тот и был последним, кого он ожидал увидеть здесь.
Вошел, разулся у двери, которую закрыл и запер за собой. Оставил коробочки на столе, подошел к Каэтрин, ткнулся носом в волосы и осторожно поцеловал в висок: то ли поприветствовал, то ли в отсутствии температуры удостоверился.
- Ну как ты? - Спросил негромко, полностью игнорируя присутствие Старшего Инквизитора.

Отредактировано Auguste Thomas (2017-03-17 12:58:41)

+4

7

Сама не ожидала, что разговор оставит такой осадок вины. Почему-то эта недосказанность казалась Рин чем-то нечестным, несправедливым по отношению к Тома. Как еда на вынос, в которой плутоватый повар щедро отмеренной приправой пытается скрыть привкус тухлости у не слишком свежего мяса. Отчаянно жалела, что не смогла сказать прямо: "Огюст, ко мне домой, пока я спала, приехал месье Джорт, очень хочет пообщать нас обоих, но готов при необходимости ограничиться мной. У тебя найдется свободных полчаса? С меня обед".

Наверное, на ее лице слишком явно проступали тени этих мыслей, поскольку она поймала на себе спокойный, почти сочувствующий взгляд инквизитора. От этого сделалось еще мерзостнее. Попыталась избавиться от внутренней мути привычной сменой темы:

Пока мы ждем, я все же закажу еду, если не возражаете...

Отредактировано Kaetrin Rheinallt (2017-03-17 12:21:50)

+3

8

Анри спокойно ждал, пока девушка договорится с доставкой, допивая остатки кофе. Не нужно было уметь читать мысли или эмоции, чтобы видеть, какие в ней бушевали ураганы. Любопытно, с чего бы. При последней их встрече он за ней ничего подобного не заметил. Дождавшись, пока она займет прежнее место, продолжил, словно и не прерывался:

Пока ждем месье Тома отвечу на твой последний вопрос.
Понимаешь, церковная магия так устроена, что сутью своей являет чистый свет, абсолютно противоположный любой тьме, что бы ни являлось ее источником. Когда Отцы Церкви учат нас тому, что Господь не приемлет греха и скверы, ошибкой является мысль о Его жестокости, поскольку Он — суть милосердие и любовь. Это тьма и породившие ее не могут приять света. Оставаясь в грехе и не принимая во время очищения, человек вступает в договоренность с силами, которым божественное присутствие нестерпимо. И когда этой части тебя касается чистый божественный свет, она получает ущерб. Все просто и банально, как с током, если позволишь такое сравнение. При плохой проводимости  есть шанс, что проводка расплавится и перегорорит. Тебе  повезло отделаться ссадинами и обмороком, могло быть и хуже...

Тихо открылась входная дверь, впуская в квартиру мужчину. Агент-мажор в несколько мгновений пересек небольшую комнату с размеренной уверенностью зверя, считающего эту территорию своей, поставил коробки с едой на стол, мягко чиркнул висок девушки поцелуем. Анри слегка приподнял бровь. Не в ключе отношений между этими двумя — стресс способен подтолкнуть и не к такому, хотя это прекрасно объясняло поведение девушки. Его заинтересовало кое-что другое. Договорил спокойно, вновь пренебрегши тем, что его прервали:

Прошу, ради спокойствия моего друга, прибегая в следующий раз к помощи святых реликвий, убедись, что ты в силах будешь выдержать такой поток.

Поймал глаза девушки своими, сказал почти благодушно:

Кэт, ангел мой, когда вы  с Огюстом закончите трапезу, свари мне, пожалуйста, кофе. Я пока покурю.

И, не дожидаясь согласия, вышел на мансарду.

+2

9

Огюст вгляделся в лицо девушки, пытаясь понять, что происходило в квартире до его появления. Насколько он мог судить - ничего хорошего. Почему Старший Инквизитор оказался в этой квартире, полицейский мог предположить. Если пришел сам лично, а не перепоручил работу по расследованию своим сотрудникам, значит, вопрос архи-важный для отдельно взятого мсье Джорта. Почему? Сейчас все прояснится.

Мсье Джорт, - сказал достаточно громко, чтобы любое его слово было хорошо различимо с мансарды. - Я предлагаю вам вернуться и задать все интересующие вас вопросы прямо сейчас. Не думаю, что дэмуазэ Рейнальт сможет спокойно приступить к _трапезе_, пока ваша тень незримо заполняет пространство. Порядок дознания вам известен не хуже меня. Не устраивает мое предложение - ждем вручения повестки и с большим уважением лично к вам примем посильное участие в разбирательстве по этому увлекательному делу в указанные вами сроки.

Отредактировано Auguste Thomas (2017-03-17 14:34:30)

+4

10

В воздухе витал запах озона, ощутимый, как перед грозой. В глазах Огюста застыло свинцовое небо, приглушенно ворчал гром, перекатывались белоснежные всполохи молний. Тихая, молчаливая до времени решимость, от которой у Каэтрин мурашки побежали по спине. "Никто... никогда..." Нет, сейчас об этом думать нельзя. Она шла сейчас по тонкому льду, под ногами проплывали хищные тени глубоководных гадов, впереди зияли темные провалы полыней. Оступиться нельзя...

Вдох. Долгий протяжный выдох, с усилием выталкивается из груди воздух, так, что на миг легкие сводит судорогой. Медленный глубокий вдох. Вокруг нее хрустальным куполом с легким морозным треском вырастает барьер, становится холодно и отстраненно. Поднялась со стула, подошла к шкафчику, пальцами на ощупь выбрала кофе. Зашуршала тихо падающая из фильтра вода, над прогретой джезвой взвилось облако пара.

"Ни зацепки для памяти – зеркало, тишь да гладь, засмотревшись, оступишься – холодом обожжет… Нынче время такое – не помнить и не желать, не тревожить полночными песнями верных жен..."

Обернулась к Тома, послала в ответ на его отповедь отцу-инквизитору, мягкую улыбку –  тень прежней, темный всполох на глади воды. Глаза сделались серо-стальными, как северное небо.

Месье Джорт, ваш кофе. И, да, можете курить прямо в комнате, вы здесь и так почти  как дома.

Отредактировано Kaetrin Rheinallt (2017-03-19 16:07:54)

+4

11

Присел на плетеную кушетку, достал из кармана портсигар с сигариллами и мундштук. Не торопясь прочистил серебряный цилиндр. С небольшим удивлением покосился на почерневшую от копоти сковородку с остатками... ткани, кажется. С кухни послышался голос агента Тома. Анри усмехнулся, поместил сигариллу в мундштук и зашел обратно в комнату. Присел, придвинул к себе пепельницу. Взял поданный кофе, невзначай коснулся своей волей "шита" ведьмочки и с улыбкой отметил, как по незримой наледи поползла мелкая сеточка трещин. Проговорил, обращаясь к сидящему напротив агенту-мажору:

Тень инквизиции, месье Тома, присутствует в жизни Каэтрин не первый год, пусть персонификацию в моем лице она обрела лишь недавно. Странно, что при вашем с мадемуазель уровне доверия, она вам об этом еще не сообщила. Впрочем, полагаю, дело в банальной нехватке времени.

Что же до порядка дознания, как вы изволили выразиться, здесь все еще проще. Мне кажется, что те вещи, которые Каэт могла бы рассказать, а вы продемонстрировать, не входят в разряд общедоступных. Кстати, скажи, Рин, у тебя уже есть какие-то мысли на счет знака на руке месье, или ты позволишь мне высказать свои идеи первому, раз у нас наконец наметился конструктивный диалог?

Отредактировано Anri Djort (2017-03-17 15:50:27)

+3

12

Полицейский сел напротив инквизитора, через стол, на то место, которое только что освободила Каэтрин, отправившись варить кофе. Поставил ногу на высокую подножку, оперся локтем на колено, прикрыл худощавую фигуру девушки собой от пронзительного взгляда Анри. Прочертил свою границу - вот я, вот ты, один на один. Курить не стал.
Огюст заметил вопросительно вскинутую бровь Каэтрин, когда речь зашла от руне, и сделал свои выводы о магических способностях мсье Джорта, и о том, что не входит в возможности магии эмпатии. В ответ на незаданный вопрос достаточно неуклюже попытался передать девушке ощущение защищенности и контроля за ситуацией, что на фоне нарастающего раздражения на инквизитора, возможно, "звучало" не слишком убедительно.

- Кстати, о конструктиве. Прошу прощения, кажется, я упустил этот момент... А кто определяет общедоступность или недоступность вещей, вас интересующих? Лично мсье Джорт? Может быть, мсье все-таки потрудится и наколдует нам прямо сейчас парочку документов, где будет указано время и место, к которому нам нужно явиться для официального дознания? У меня даже найдется ручка, чтобы поставить свою подпись о получении извещения.

Отредактировано Auguste Thomas (2017-03-17 16:21:46)

+3

13

(ход передан с согласия игрока)

Анри отложил сигариллу, проговорил чуть устало, глядя в глаза Тома:

Огюст,  достаточно. Думаю, мадемуазель уже имела полную возможность убедиться в глубине и искренности ваших намерений. Как вчера, так и сегодня. Я – не та тварь, от которой вам нужно ее оборонять. И не нужно на мне отыгрываться за ваше вчерашнее бессилие, ни за сегодняшнюю взбучку.  В настоящий момент мы с вами на одной стороне, отложите свои упражнения в остроумии до более подходящего случая. Или езжайте обратно в участок, если не намерены позволить мне выполнять свою работу. Я пригласил вас сюда, поскольку посчитал, что вам известная мне информация будет не менее интересна, чем Каэтрин. Жаль, если я ошибся. В любом случае я не намерен тратить время на препирательства.

В дверь позвонили. Рин подалась к двери, но Анри взглядом остановил ее порыв.

Это доставка. Я рассчитаюсь. Все равно ваши порции вам уже доставил наш доблестный страж порядка. Будем считать, что эти – мои. Пока я рассчитываюсь, будьте добры, определитесь с тем, в каком составе мы продолжаем разговор.

Отредактировано Anri Djort (2017-03-17 17:03:10)

+4

14

Первым порывом Огюста было уйти и забрать девушку с собой. Они бы здорово провели время, отправились бы по магазинам, посидели в кафе, вечером можно было бы пойти потанцевать на набережной Сены напротив института Арабского мира. Не то, чтобы он был хорошим танцором, скорее даже наоборот, но девушки обычно любят подобное времяпровождение. Глядишь, к вечеру инквизитор бы и выветрился сам собой. Но мысль о том, что инквизиторы - не плесень и просто так в доме не заводятся, особенно у такой девушки как Каэтрин, свербила где-то в подкорке, напоминая о том, что в его уравнении больше неизвестных, чем это казалось с самого начала.
С одной стороны, кому как не главе инквизиции располагать информацией о происхождении твари и значении клейма на его предплечье? С другой, согласиться сотрудничать сейчас - значит подчиниться. А с этим у Огюста с детства бывали проблемы.

- Впервые вижу, чтобы глава инквизиции спешил поделиться информацией по собственной воле, в обход собственных интересов. Я готов вас выслушать, но вы-то потребуете что-то взамен. Может быть, начнем с этого? Что вам нужно?

+4

15

Каэтрин смотрела за двумя мужчинами, сидящими за столом в ее доме и давилась ощущением собственной беспомощности. Как вчера в переулке перед ней были два сцепившихся зверя, и упорство одного ничем не уступало матерости другого. Огюст не мог себе позволить сдать позиции, Анри было необходимо распределить роли относительно его представлений о ведущейся здесь игре. Рин разлила оставшийся кофе по чашкам, подумав, добавила молока. Мягко скользнула пальцами по чуть напряженной руке Тома, ставя перед ним напиток:

Огюст, прости, мне стоило сказать раньше. Но у нас и правда были другие дела, – голос теплый, насколько это возможно ("Я не считаю тебя слабее, я просто не хочу смотреть на ваш поединок дальше. Пожалуйста, не сейчас. Тебя я могу просить, его – нет".), – Месье Анри Джорт –  мой нынешний начальник. Не только у иезуитов есть "третий орден".

"Прости, что впутала тебя в это. Прости, что хотела оставить козырем в рукаве свою "тень". В тот вечер, несколько световых вечностей назад,  это казалось забавным: ты угрожал мне "арестом до выяснения...", а я считала себя неуязвимой. "Instant Karma!", что тут еще добавить..."

Добавила, все же обозначая свою сторону силы в этом споре:

– Мой инквизитор, Огюст прав. Вы ничего не просите просто так, и Ваше высшее благо всегда чего-то стоит для тех, кто идет к нему намеченным Вашим гением путем. Что за цена, и каковы последствия отказа?

+4

16

Вздохнул, затянулся, медленно выпустил в воздух клубы сиреневого дыма. Не удержался, потер переносицу  пальцами:

Каэтрин, девочка моя, что мне еще нужно сделать, чтобы вы оба поняли, что я не собираюсь с вами воевать? Я мог бы пояснить тебе, насколько особым является твое положение в настоящий момент, но даже это вы сейчас воспримите как давление и манипуляции. Что мне нужно, и чего я хочу? Расскажу... небо с вами. Если окажется, что мои подозрения верны, и прессе новости поставляет полиция, – бросил быстрый взгляд на Тома, – Тем проще мне будет вычислить источник. Месье, снимите пиджак и явите нам уже, наконец, эту метку, чтобы мне не пришлось быть голословным.

Сам, дожидаясь пока агент отреагирует на его распоряжение, достал из кожаного планшета свернутые листы. Отодвинув чашку, разложил их на столе, так, чтобы было видно собеседникам. Анри их содержание знал уже наизусть, после нескольких, пахнущих едким табачным дымом, часов бессонницы, проведенных в архиве.

Это, – показал на гравюру, изображающую странного хищника – ни то тигра, ни то пса, – Гончая Дикой Охоты. Каэтрин, ты ведь провела в Ирландии больше года, если я не ошибаюсь? Значит с тамошним легендариумом знакома достаточно. Так вот, это не просто миф. Сейчас я попробую объяснить то, что обычно не печатают в учебниках истории. До 13 века так называемое "сопряжение сфер" было явлением относительно распространенным. Между нашим миром и прочими, сотворенными Господом, планами, существовали тонкие нити связи, коридоры, по которым к нам забредали самые удивительные существа. Я не стану вдаваться в пояснения о том, почему с окончанием Средневековья положение вещей в мире изменилось. Может в другой раз, за кружкой кофе, когда у всех нас будет больше свободного времени, и меньше личных проблем. Скажу только, что мы имеем дело с явлением, официально не возникавшем в нашем мире более 6 веков.

Рин, ангел, пожалуйста, расскажи месье Тома о том, что такое Дикая Охота, если вдруг он не знает, а заодно и о том, чем для него чревата полученная метка, чтобы он опять не решил, что я ему угрожаю. А я с вашего позволения все же поем, пока лапша окончательно не остыла.

Отредактировано Anri Djort (2017-03-17 19:11:07)

+5

17

Когда Каэтрин дотронулась до его руки, по телу словно пробежал разряд тока. Словно он сам зверь и вся его шерсть встала дыбом и опустилась через секунду. В этом прикосновении было одобрение и благодарность, а еще возвращенное ему сторицей ощущение спокойствия, которое он сам минуту назад пытался ей транслировать. Скажи она ему сейчас воспеть осанну в вышних, и это не вызвало бы ни удивления, ни сопротивления. Имело ли сейчас значение, что вчера она обманула его? Ровным счетом никакого.
Мужчина снял пиджак и поколебался, не стянуть ли еще и лонгслив, прибегнув к внешнему виду собственного тела как к последнему аргументу в противостоянии. Вряд ли Старший Инквизитор, больше занятый в административной работе и огревающий грешников разве что крестным знамением, а не тяжелым молотом собственных рук, может похвастаться идеальной физической формой. Мысль была дурацкая и Огюст быстро ее отмел, сочтя ребячеством. Он вздернул рукав на правом предплечье и продемонстрировал Каэтрин клеймо Гончей.
На спине темно-серой футболки обнаружилось изображение пистолета и надпись: "Ceci est un outil. Je suis une arme." Кобура была пустой.

+4

18

Едва скользнув взглядом по клейму, Каэтрин разразилась бранью столь проникновенной и цветастой, что, кажется, даже невозмутимое лицо отца-инквизитора несколько изменило выражение. И с этим он спокойно разгуливал последние сутки... Интересно, не пожелай Анри лично засвидетельствовать их с Тома самостояние, сколько бы Огюст еще проходил с этой дрянью?

"Разрази вас гром, месье Тома, каким же нужно быть gobshite..."

Выдохнула, продолжила ледяным тоном:

Поясню, месье. Эта легенда относится дохристианскому периоду, и становление Церкви ее лишь укрепило. Люди верили, что в период осеннего полнолуния — неделю Самайна, над миром скачет Дикий Гон. Бестелесные войско, состоящее из духов умерших, которые не сделали достаточно добра, чтобы заслужить место на небесах, но и не причинили столько зла, чтобы их отправили в ад, и гончих псов, выслеживающих тех, кто преступил клятву, чтобы загнать преступника, как зверя на охоте. Средневековый легендариум пестрит историями со столь красочными подробностями, что я до сих пор не рискнула бы сочетать их чтение с приемом пищи. В Англии, Ирландии и некоторых северных странах в это время до сих пор запирают двери и вешают над порогом злое железо, чтобы отпугнуть Свору. Знак на твоей руке — сигнал для Охотника. Таким отмечали дома, где вскоре должен кто-то умерить. И те, на чью душу претендовал сам глава Охоты.

Издавна считается, что для клятвопреступника, получившего эту метку, есть только два выхода: либо с честью умереть в бою, либо в ночь Самайна возжечь костер и добровольно принести себя в служение Гону. Иначе Свора все равно найдет и загонит его, и любого, кто рискнет встать на его защиту.

Любого, Огюст... — одними губами, словно не веря в звучащие слова, не желая давать им бытие. Не сдержалась, взяла руку Огуста в свои, покрывшиеся холодной испариной ладони, провела дрожащими пальцами по алой руне, словно надеясь, что ей удастся своим прикосновением заставить исчезнуть злополучный знак. Подняла на отца-инквизитора полные тревоги глаза:

Если та тварь, что напала на нас — одна из Гончих... Ведь до Врат Зимы еще так много времени...

Отредактировано Kaetrin Rheinallt (2017-03-18 17:34:12)

+3

19

Если эта тварь — одна из Гончих, мадемуазель, то проблемы сейчас не только у агента-мажора, но и у всего Парижа. Поскольку, при всем уважении к месье Тома, считать его кем-то совершенно исключительным (будь то вопрос данных и не исполненных клятв или любых других вех его биографии и качеств личности) я бы не стал. А значит мы можем столкнуться с проблемами куда серьезнее не в меру активных в последнее время бесов. С этими мы хотя бы наверняка знали, что делать. Тем паче, что кто-то из местных магов взял часть работы оперативного отдела на себя. Честь им и хвала, в общем-то...

Анри отложил приборы, вновь заглянул в сумку, извлек из ее недр небольшой мешочек из темной материи, тот, что недавно показывал Марку, и протянул девушке:

Ты говорила о лавке госпожи Паранойи. — произнес он мягко, глядя на Рин, — Я наслышан о ней. Сама понимаешь, что мне с подобными вопросами там вряд ли будут рады. Так что я был бы признателен, если бы ты спросила ее мнение на счет содержимого этого кисета. Объяснять можешь как угодно, поскольку одно я могу сказать наверняка: ни на одной из известных мне территорий этот представитель флоры не растет. Остается надеяться, что профиль ее специализации компенсирует нехватку моей компетентности. Поскольку на успех лабораторных исследований я тоже не слишком-то полагаюсь.

Отредактировано Anri Djort (2017-03-18 17:52:23)

+3

20

По лицу мсье Тома легко было прочитать значительное умственное усилие, которое потребовалось, чтобы освоить услышанную информацию, проанализировать ее и сделать собственные выводы. Обсуждение теории, неприменимой в реальной жизни, казалось ему пустой тратой времени. Но Каэтрин выглядела серьезно напуганной и ее цветастая брань относилась, кажется, не к тому, что он скрыл от нее метку, а к тому, какая опасность ему грозила. И еще, было что-то в ее взгляде, кроме страха, что давало агенту-мажору надежду, что у этой истории с жутким прогнозом может быть счастливый финал. Огюст одернул рукав футболки, скрывая клеймо.

- Я кратко опишу, что я уяснил, а вы меня поправите. По городу шастают твари, которых не встречалось среди местной фауны последние 600 лет. Вы не знаете, сколько их, и не представляете, как с ними бороться чем-то кроме некоего злого железа, которое, видимо, проходит по той же статье легендариума, что и жабьи глаза с корнем мандрагоры. А самое интересное то, что я ваш лучший живец для ловли на данный момент. - Огюст усмехнулся. - Расскажу бабуле, будет мною гордится.

Отредактировано Auguste Thomas (2017-03-18 19:02:09)

+3

21

(ход передан с согласия игрока)

Анри смотрел в глаза двоих, сидящих напротив него, людей, механически вращая в руках серебряный мундштук. Воспаленные глаза девушки, обведенные сероватыми тенями, которые не прогнали ни душ, ни кофе, таили пополам стах и надежду. Мужчина смотрел насмешливо, почти с вызовом. Кажется, он все еще цеплялся за возможность показать свою альфовость...

Накатила волна усталости. Как же ему надоело собирать их всех, доказывать, что он им не враг, что злая и расчетливая инквизиция существует только в их собственном воображении, что ему от них не нужно ничего такого, что они сами не пожелали бы сделать, понимай они сложившуюся ситуацию целиком. Успокаивать страхи, утешать гордыню, тешить тщеславие... Неужели во всем этом городе реальность опасности только его волнует настолько, чтобы засунуть подальше мысли о своей уникальности перед чьим-либо ликом?

Джорту захотелось раздраженно отшвырнуть серебряный цилиндр. Вместо этого он глубоко вздохнул и, открыв портсигар, аккуратно положил мундштук на место. Лицо инквизитора оставалось бесстрастным, однако это бесстрастие стоило ему значительных усилий.

Огюст, я хочу, чтобы вы поняли, то, что я рассказал вам про руну, имело несколько оснований: во-первых, вам самому стоило знать об опасности, грозящей вам и тем, кто находится с вами в близком контакте. Во-вторых, не спорю, мне самому нужно было убедиться в том, какие последствия имела для вас с Каэтрин эта ночь. И, не скрою, ее судьба меня беспокоит значительно больше вашей. О причинах тому я, с вашего позволения, умолчу – это наше с ней дело. Захочет, пояснит вам сама. Были и другие, но они вас уже не касаются.

Что же до "приманки", как вы изволили выразиться, то здесь я повторюсь. Вы – не центр мироздания. Эти твари пришли за кем-то, охота – их единственная истинная природа, по крайней мере, насколько известно мне. И, если только они не имеют привычки употреблять трубочные зелья, что вызывает определенные сомнения, предположить кем бы могла быть их цель становится не так сложно. Хотя и до вас они доберутся, а в этом я не сомневаюсь. Как только закончат с основной задачей. Я буду рад, если смогу помочь избежать жертв, даже если речь идет только о вашем здоровье и благополучии. Но напрашиваться на то, чтобы вы соизволили принять мою помощь не стану.

Анри перевел взгляд на девушку, постарался придать своему голосу спокойствие и даже мягкость:

Позвони, пожалуйста, Марку, скажи, что ты в порядке. Он наверняка волнуется и вряд ли сможет удовлетвориться моим отчетом. И, прошу, подумай еще раз над тем, что я сказал тебе о реликвии. Сейчас неспокойное время, ее защита может оказаться для тебя неоценимой. Особенно, если в твои дальнейшие планы входит общение с месье Тома. А теперь не буду вам мешать, лапшу и без того придется подогревать. Удачного дня.

Поднялся, пересек комнату, спокойно направился к двери.

Отредактировано Anri Djort (2017-03-18 20:41:06)

+3

22

[согласовано]

Мужчина потянулся в правый задний карман джинсов, вынул пачку LM, ударом основания ладони о пачку выбил сигарету и зажигалку, которую по привычке носил внутри пачки, иначе постоянно где-то ее забывал. Кажется, показательная порка была закончена и отец-инквизитор на сегодня не имел к ним более дел. Каэтрин отправилась проводить гостя. Огюст зажег сигарету и глубоко затянулся, бросив в спину уходящему мужчине:

- Сожалею, что вы так и не услышали: я предлагаю помощь.
Тот ответил от двери, уже обувшись: "Подумайте об этом еще раз. Если к утру не поменяете решение, позвоните мне".
В этот момент Огюст в красках представил, как обрывает телефоны секретарей Главы Инквизиции, а потом просто прорывает линию обороны и входит в его кабинет с ноги, чтобы устало выдохнуть, мол, вот он я, красавчик, не передумал.
- Я думаю, вам будет проще меня найти.

Мсье Джорт достаточно ясно обозначил окончание разговора своим уходом. Девушка закрыла за ним дверь и тихо осела на ближайший к двери диван. Огюст бросил недокуренную сигарету в пепельницу, подошел и сел рядом с ней, подогнув под себя ногу. Руку расположил на спинке дивана прямо за Каэтрин: если она захочет, она сможет откинуться и найти в нем опору. Вторая рука легла на колено открытой ладонью вверх.
Сейчас, когда все сказанное инквизитором медленно развеивалось в воздухе как дым сигарет, в его грудину будто воткнули раскаленную спицу и медленно ее проворачивали. Он не боялся смерти, по факту, он уже давно мертв, но почему-то именно сейчас было безгранично обидно за то, что от примерещившегося вдалеке зыбкого миража возможного счастья приходится отказаться. На время или навсегда.
Сейчас нужно бы решить за них двоих. Он ведь далеко не герой, в следующий раз, встреться Гончая им на пути, он не сможет ее остановить, ни в одиночку, ни с помощью девушки и ее артефакта. Она сама сказала "любого, кто встанет на защиту". В идеале бы сейчас придумать достойный повод и свалить. Возможно взять Кристин и поехать куда-нибудь на отдых, лето же. Куда-нибудь подальше. Что он должен сейчас сказать? "Прости, детка, все было прекрасно, но тут такая фигня выяснилась, я, кажется, недостаточно хорош"? Или все же "посмотри, какая погода, пойдем гулять, танцевать и пить шампанское, и все забудем"? Выжить - это отличный план на ближайшее время, но хорошо бы, чтобы он не поздразумевал участия ни Каэтрин, ни Кристин.

Он начал осторожно подбирать слова, говоря негромко и стараясь не обидеть девушку.
- Если эта тварь так опасна, то мне нужно будет узнать о ней все из первых рук. Завтра я постараюсь сам поговорить с Джортом или с кем-нибудь из его людей. - "И поговорю о том, чтобы тебя к этому делу не подпустили ни на шаг". - Пока все не утрясется, для твоей же безопасности будет лучше... - Он так и не смог придумать, как закончить эту фразу.

Отредактировано Auguste Thomas (2017-03-19 12:14:08)

+3

23

Когда Тома подсел рядом, Рин не задумываясь уткнулась лицом в широкую грудь, прерывисто вздохнула. Девушка чувствовала себя уставшей и пустой. Слишком много всего: тварь, гуляющая по улицам Парижа, метка на руке стража, нарастающее с каждым днем чувство тревоги... За прошедшие годы ей никогда не удавалось четко представить свое возвращение и то, как потечет ее жизнь после него. Когда она собиралась уезжать, постриг казался самым разумным из  поступков, самым честным, но она довольно быстро поняла, каким ребячеством он выглядел в глазах того же Марка... Но что теперь?

Сейчас ей чудовищно нужен был рядом кто-то живой, от кого не нужно закрываться, кого не нужно ни в чем убеждать. Рин закрыла глаза, стараясь не дать подступившим слезам свободы, даже не сразу поняла, что негромкие мягкие слова складываются совсем не в тот смысл, который она надеялась услышать...

"Если эта тварь так опасна...  для твоей же безопасности"

Отстранилась, разом чувствуя, как все тело твердеет, словно обращаясь в камень под взглядом Горгоны. Она даже не попыталась прислушаться к тому, что за подтекст хранит в своих намерениях Огюст. Он думает, что вот оно, рыцарство — уйти в закат в одиночку бросить вызов бездне, может даже героически погибнуть, если не повезет. Не думая о том, на что он обрекает тех, кому он дорог. В какой-то момент потеряла контроль. Глаза заволокла пелена, голос стал глухим и отстраненным, словно двойным. Тени в комнате стали глубже.

Ты чертов идиот, если думаешь, что хоть кому-то станет легче от твоего геройства. Ладно бы я... мы два дня знакомы. Но у тебя сестра. Ей по-твоему тоже будет лучше... для ее безопасности,  —  задрожав, с полки, упало несколько книг,  —  Ты серьезно считаешь, что можешь справиться один? Знаешь, в чем проблема героев? Они настолько зациклены на своем подвиге, что не видят того, что происходит с другими, —  свет лампы над плитой, затрещал и начал мигать,  —   Они считают, что будущая победа станет для них индульгенцией всему, чем было пожертвовано ради нее. Не спрашивая, кому, кроме них, пришлось жертвовать. Хочешь быть таким героем  —  прошу,  —  с звоном лопнула и разлетелась осколками стоящая на столе чашка,  —  Только не за мой счет. Teigh i dtigh diabhail! Если ты все решил  —  прошу, ты знаешь, где дверь.

Отредактировано Kaetrin Rheinallt (2017-03-19 15:17:08)

+3

24

Его вскинуло. Он вскочил и заходил по комнате, не обращая внимания на творящийся вокруг хаос. Рассказать, что он видел смерть во многих ее проявлениях, и в ней нет ни изящества, ни благородства, ни чистоты? Что опрятненькие розовенькие тела, которые являют миру на отпевании - это результат долгой, кропотливой и не очень чистой работы? Рассказать ей, что люди это просто куски мяса, фарш из ливера, вот они ходят, смеются, целуются, влюбляются - смешные, а на завтра их с дырой в боку жрут бродячие собаки, обгладывая хрящи? Рассказать, что может легко представить и ее, и себя, и даже Кристин на столе: нагое растерзанное тело, жидкости, стекающие в слив, ножницы, кусачки, ножи, пила, весы для взвешивания внутренних органов? Рассказать, как Леджер с три месяца назад получил пулю в лоб, а потом еще 10 метров бежал, ловя собственные мозги руками? Подвиг? Это даже не смешно.
Он вернулся к Каэтрин, опустился перед ней на колени, взял ее ладони и сжал в руках даже сильнее, чем стоило бы. Пусть считает его последним идиотом, да кем угодно.
- Каэтрин. Ты мне нужна. Живой. Если ты скажешь, я уйду прямо сейчас. Если ты захочешь, я останусь.

Отредактировано Auguste Thomas (2017-03-19 13:57:36)

+4

25

За те годы, что рядом не было Марка, она привыкла, что нужно справляться самой, не ища широкой груди, уткнувшись в которую можно спрятаться от проблем, как страус прячет голову в песок. И тут в ее жизни возник Тома – упрямый и уверенный, до боли прямой в своих порывах и решениях. Стены, выросшие вокруг нее за прошедшие годы, дрогнули и поползли мелким крошевом.

"Останься, пожалуйста. На сегодня или навсегда. Что мне за радость от безопасности, если ценой этому будет твоя жизнь? Я больше не хочу никого терять…"

Теперь уже ей хотелось прогнать Огюста. Дыхание Создателя, каким же чудовищно беззащитным делает человека страх потери. Кто бы из них не боялся за другого, они оба были сейчас уязвимы. Они вечно будут коситься через плечо, проверяя, в порядке ли другой. И однажды кто-то из них оступится. Это лишь вопрос времени.

Она шла по льду. Обманчивому льду поздней осени. В синем водном мареве скользили гибкие хищные тени… Стоит сделать неверный шаг – и под ногами окажется пустота.

Мягко скользнула на пол, осторожно освободила правую руку из его широкой горячей ладоней, не отводя взгляда от его расширенных зрачков. Осторожно провела кончиками пальцев, прочерчивая путь от головы к сердцу: напряженная морщина, прочертившая высокий лоб, взлетающая вверх линия волос, контур щеки, очерченный темной бородой, тыльной стороной скользнула по шее – под пальцами ощущение сбивчивой пульсации; остановила руку напротив сердца, ощущая его удары.

Не уходи.

Отредактировано Kaetrin Rheinallt (2017-03-19 15:33:43)

+3

26

Сжал ее руку у своего сердца, прижал сильнее: ну же, колдунья, почувствуй, вот она раскаленная спица, прямо здесь. Он остался тверд в принятом решении и не испытывал сомнений. В конце концов, они живут в век высоких технологий: есть телефоны и скайп, можно по старинке перебрасываться электронными письмами. У него есть все средства, чтобы поддерживать видимость своего присутствия в ее жизни, и, наверняка, в ближайшие дни он будет достаточно занят для того, чтобы эта отговорка о занятости даже не была ложью. Все вопросы подождут до завтра, а сегодня он будет рядом с ней, ровно столько, сколько она сама пожелает.
Он притянул ее к себе, скрыл в своих руках и уткнулся носом в тонкую шею. Аромат, который окутывал Каэтрин с ног до головы вчера, сегодня еще теплился на коже: цветки вереска, торфяной дым и оттенки имбиря. Он вдохнул его поглубже и волосы, рассыпанные по хрупким плечам, защекотали его ноздри. Он дал себе слово, что не сделает за сегодняшний день ничего такого, что девушка сочла бы обещанием. И сейчас, когда понял, что легко может коснуться губами нежной кожи на ее шее, воздух вокруг начал накаляться, а сердце застучало еще тяжелее и громче. Осторожно, чтобы не поцарапать ее щетиной, он потерся щекой о щеку и заговорил рядом с ее ухом внезапно охрипшим голосом:
- Мое милое привидение, давай ты для начала перекусишь, мм? Можем, все-таки, добраться до того кафе, о котором ты говорила. Но в этот раз - на машине.

+3

27

Через ладонь прошла насквозь тонкая игла, заставив болезненно вздрогнуть. Она словно со стороны видела худую девушку, с ссутуленными плечами, чьи руки нежно сжимал широкоплечий мужчина. Дыхание оборвалось от тягостного предчувствия. Густые тени на ее лице, проступившие очертания боли на его. Уже созревшее внутри обоих решение... Неприятно ныло в груди, так, что хотелось поднять руку и потереть ребра с левой стороны. Хотелось закрыть глаза, зажмуриться перед лицом неотвратимо подступающего понимания...

Рин перевела дыхание и впустила в себя осознание утраты. Стало легче. Настолько, что она нашла в себе силы улыбнуться. Бедный ее Тампль полнился тенями и чувствами, бороться с которыми она сейчас была не способна. Нужно на время уйти. позволить ветру заполнить комнату, забрать с собой клочья мыслей и эмоций...

Я сейчас соберусь, и можем доехать. Думаю, острого мне на сегодня хватило.

Осторожно, чтобы не тревожить стража, встала, прошла к балкону, настежь распахнула окна. От случайно брошенного на гранат взгляда к горлу вновь подступил комок. Только на миг. Привычными жестами бросила в сумку все необходимое, звякнула связкой ключей в руке. Улыбнулась Огюсту самой беззаботной из своих улыбок, зажигая в глазах солнечных зайчиков. Тряхнула волосами и по-птичьи склонила голову к плечу.

Можем идти.

Отредактировано Kaetrin Rheinallt (2017-03-20 16:10:39)

+3

28

На первый взгляд все было хорошо, девушка прошла по комнате, улыбнулась, тряхнула волосами. Только почему боль разлилась дальше по спине, от позвоночника в стороны, к плечам? Мучительно заныла левая лопатка, старая-престарая травма. "Если она улыбается так лучезарно, то почему тебе, дырявая пепельница, так мерзко?" Он поднялся, подошел к двери, обулся и окинул комнату в попытке вспомнить, не оставил ли чего. Его взгляд наткнулся на пиджак. Внезапно, в голове словно сложился паззл и он понял, что его так обеспокоило. С тех пор как он вошел в эту дверь сегодня, Каэтрин выглядела встревоженной, когда он снял пиджак, чтобы показать клеймо -  даже напуганной, и с этого момента в ней не было ни проблеска радости, ни лучика счастья. А теперь за секунду все изменилось, словно одним нажатием кнопки на пульте включили Channel comédie.
Он не двинулся с места и подождал, пока она подойдет к двери. Перехватил ее руку, развернул к себе, губы плотно сжаты, дыхание поверхностное и частое. Заговорил тем же бесстрастным голосом, как и позавчера, когда угрожал ей арестом. Только в этот раз он смотрел прямо на нее:
- Лучше уж сраным героем, Каэтрин, чертовым идиотом, чем так. Тебе не нужно притворяться, чтобы кому-то из нас стало легче. Я не хочу остаток вечера смотреть на это, я хочу видеть тебя.

Отредактировано Auguste Thomas (2017-03-20 17:31:37)

+3

29

Сперва показалось, что вот оно  — истинное волшебство: он увидел. Через маски и стены, полуправду и полуложь...

Боль в слишком сильно сжатом запястье. Горечь в пересохшей гортани. На миг отбросить все правила, нырнуть в распахнутую навстречу душу...
Нет. На дне все та же решимость: уйти, и тем самым ее сберечь. Нет, месье, так не пойдет... Только не со мной.

Улыбка исчезла с ее лица, но еще теплилась в глубине глаз. Голос  — мягкие переливы прозрачных струй лесного ручья, нежно журчащего среди густого мха и корней вековых деревьев; глубокие тени и золотые блики необоримых солнечных лучей.
Свободной рукой коснулась его руки, от напряженных пальцев выше к запястью  — по рекам вен. "Все хорошо... Ты все верно понял, ты раскрыл меня... Ты победил..."

"Прости... Мне стоило сказать раньше... Это тоже я. Понимаешь, моя магия обоюдоостра: я могу внушить нужные эмоции почти любому с кем сонастроена, в том числе и себе. И было бы глупостью этим пренебречь.  Кажется, на сегодня у нас выходной от проблем, обо все можно будет подумать завтра. Я хочу быть с тобой... сегодня... сейчас... И никому не позволю это меня отнять. Впрочем, если хочешь, ради тебя я могу включить и грусть".

Приподнялась на цыпочки, чувствуя жар его тела... Почти готова была коснуться сухих, пахнущих злым табаком губ, но не смогла: сейчас это казалось кощунством. Взяла в свои ладони его усталое лицо, отвела глаза. С трудом переборола приступ головокружения. Где-то внутри зазвенела и оборвалась струна. Не знай она, что это обман  — сама бы поверила.  "Кажется, Ори могла бы мной гордиться..."

"Если ты не передумал составить мне компанию на сегодняшний вечер, мы могли бы уже поехать..."

По крыше мансарды мерно ударяли тяжелы крупные капли дождя.

Отредактировано Kaetrin Rheinallt (2017-03-21 03:21:56)

+3

30

Он не стал обнимать ее теперь, лишь слегка придержал за талию, чтобы не потеряла равновесия, балансируя на цыпочках. Закрыл глаза и прижался лбом к ее лбу, запоминая прикосновения тонких пальцев на своем лице.

- Прости. Я не должен был. Все произошедшее за эти два дня - это какой-то гребанный наркоманский бред. Сейчас ты - мой ориентир, маяк, далекий свет окна в пугающей тьме. Просто оставь для меня этот огонек, - подобные слова с трудом давались ему и он тяжело сглотнул, так что кадык заходил на шее, - Чтобы я всегда мог вернуться.

Они были знакомы всего два дня. Два дня! Почему он вообще произносит эти слова? Почему топчется у дверей ее квартиры, опасаясь притянуть крепче и ближе, пропустить руки под рубашкой, почувствовав как ее тело откликнется на ласку и с готовностью подастся ему навстречу. Боится ее? Боится потерять ее? И то, и другое? Боль поднялась вверх по шее и заполнила черепную коробку, остановившись где-то в области глаз. Сердце, спотыкаясь, сдавленно подрагивало в груди, уже не оглушая своим стуком. Кажется, он все-таки последний idiota, просто еще не разобрал, почему.

- Не передумал. Спускайся, я возьму пиджак и догоню тебя. Старенький Пежо, номер 229, держи, - он сунул в ее ладонь ключ и принялся стягивать ботинки.

Когда дверь за девушкой закрылась, Тома подождал еще пару секунд, прислушиваясь к шагам на лестнице. Убедившись, что Каэтрин спускается вниз, Огюст добрался до аптечки. Из всего искомого нашелся только аспирин и мужчина щелчком отправил две таблетки из упаковки на ладонь. Набрал воды в стакан, запил лекарство, оставил стакан на столе рядом с раковиной. Уперся лбом в дверцу навесного шкафа, закрыл глаза, дожидаясь первых признаков того, что таблетки подействовали. "Давай, братишка, соберись. Сделаем вечер если уж не незабываемым, то, хотя бы, не тошнотворным".
Он надел пиджак, обулся, закрыл за собой дверь, убедившись, что язычок замка с щелчком вошел в паз. Отвесил шутовской поклон двери мадемуазель Симон, не без основания полагая, что за активным движением вокруг квартиры Каэтрин ведется пристальная слежка.
Когда он спустился вниз, девушка, вопреки его ожиданиям, не сидела в машине в ожидании его, а стояла под козырьком подъезда промокшая практически до нитки. Он обругал себя за то, что забыл ее предупредить заедающем замке старого пыжика, который ему и самому не всегда удавалось открыть с первого раза. Первым порывом было отправить ее наверх переодеваться в сухое, но Огюст мысленно одернул себя: если взрослая девушка Каэтрин не сочла нужным подняться и переодеться, пока он копошился в ее квартире, значит, имела на то свои причины. Однако, он все же снял с себя пиджак и накинул ей на плечи. Когда Каэтрин уже была надежно укрыта от дождя в машине, мужчина, хмурясь, чтобы капли воды не попадали в глаза, расстегнул ремень, скинул фиксирующую петлю кобуры, вернул язычок ремня на место и закинул бесполезную кожаную сбрую на заднее сиденье.

Отредактировано Auguste Thomas (2017-03-21 17:48:30)

+3


Вы здесь » DEEPspace » подземное неземное » Anno Domini


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC