DEEPspace

Объявление


Друзья, очень ждём в Глубоком Космосе многих персонажей. Приходите на роли Минервы Макгонагалл, Ороро Монро, Гарри Поттера, Цириллы из Цинтры, Такхизис и других. Всем персонажам из списка нужных обеспечен упрощённый шаблон анкеты.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

новости проекта. 4.05 Да пребудет с вами сила! В честь сорокалетия "Звёздных войн" целый месяц по упрощенному шаблону мы принимаем всех персонажей космических фандомов, от XXII века Стругацких до Стартрека и Доктора Кто!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DEEPspace » подземное неземное » Беседа из прошлого


Беседа из прошлого

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Время и дата: весна, 2006 год
Место действия: Альтернативный Париж
Участники и очередность: Аурели, Венсан дю Грэв
Краткое описание: Просто беседа из прошлого

Свернутый текст

http://s014.radikal.ru/i327/1702/f4/38ccab66df57.jpg

Отредактировано Aureli (2017-02-22 13:45:31)

0

2

Аурели дожидалась Венсана в стороне от спортивной площадки, наблюдая за игрой.
Он всегда чем-то напоминал ей щенка. Чистый, искренний, простой, носится вот, улыбается, язык на плечо, уши по ветру. Есть миска - будет пир, есть подстилка - будет дивный ночлег. Если миска и подстилка нужны другому - отдаст без вопросов, а сам устроится рядом, свернется калачиком.
Какими силами их, таких разных, вечно маячивших на горизонте друг у друга, все-таки притянуло и свело вместе? Какова вообще была вероятность, что тогда, в университетском кафетерии, именно его столик окажется ближе всего и она, не задумываясь, устроится напротив? Ей было интересно наблюдать за ним, изучать многогранность человеческой души, раскладывая ее, как по учебнику, на структуры картины мира, высшие моральные ценности и отношение к значимым этическим образам. А ему? Ему, наверное, тоже интересно. Но будь сейчас на его месте кто-то другой, она бы точно так же плодотворно проводила свое время.

- Слушай... Я хочу задать тебе один вопрос, только пообещай, что мы к нему больше никогда не вернемся, - девушка, улыбаясь, прикусила кончик ногтя большого пальца и кивнула на звонкую ватагу девчонок-подростков в стороне, - Ты никогда не замечал, как они на тебя смотрят?
[AVA]http://s018.radikal.ru/i500/1702/e1/c77df36a24bb.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-02-22 16:15:18)

+2

3

Обычно по субботам они играли дольше, но сегодня пришлось закончить раньше – завтра в приюте святого Луки будет большой Цветочный бал, всем надо подготовиться. Ему тоже, но его работа будет в основном завтра: вместе с остальными волонтерами смотреть, чтоб никто никого не обижал, чтоб ребята не пронесли на бал алкоголь, чтоб не дымили всякой гадостью в туалетах. А сегодня – только забрать из мастерской фигурные свечи, из швейного цеха – затейливо подшитые скатерти, все это доставить в приют, в уже почти убранный для празднества зал.
Встретить Орели здесь он не то чтоб не ожидал, встречаться им доводилось и в более экзотических местах. Просто обычно она мало интересовалась делами приюта. Его делами – чуть больше. Но кроме него у Орели всегда находились тысяча и одно неотложное дело и десяток-два друзей или поклонников – что делать ей тут в субботу?
Он и так был изрядно удивлен – её приходом, а уж вопрос, которым она его встретила, и вовсе его ошеломил. Венсан остановился на месте, как был – растрепанный, в расстегнутой куртке, с сумкой, так и недоброшенной на плечо. Смотрел на Орели с минуту, соображая, шутит она или всерьез. Но раз сказала – больше никогда не вернемся, то наверняка не шутит.
- Ты имеешь в виду – что конкретно? Что я играю с огнем и внушаю девушкам ложные надежды? Или нравится ли мне их внимание?
Он все-таки застегнул куртку, поправил сумку. Улыбка пригасла, осталась где-то в глазах, глубоко, увидеть можно только если заглядывать.
- Мы же не только мячик пинаем, но еще и разговариваем. В том числе и об этом. Нет, мне не нравится, когда они видят во мне что-то иное, чем старшего друга, это… - Он передернул плечами, не зная, как просто объяснить. – Это бессмыслица. Девушки знают, что я прихожу к ним не за этим. Те, кто спрашивал меня прямо, знают, что у меня есть девушка. Возможно, что теперь это знают все. Нет, любопытная Аврелия, для всяких глупостей у нас с ними места нет.

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84845708.jpg[/AVA]

Отредактировано Vincent du Greve (2017-02-24 12:49:04)

+4

4

- Любопытная? Нет уж, тогда называй меня Аврелией сострадающей. Аврелией милосердной, если будет угодно, - девушка продемонстрировала кончик высунутого языка в уголке губ. - Конечно, ты разговариваешь с ними. И я даже не сомневаюсь в убедительности твоих слов. Но... Девочки устроены немного иначе. Нам не так важна логика или вера в высшие идеалы. Девочки живут состояниями, черпают в них энергию. И состояние влюбленности - одно из самых сильных по энергетике. Представь меня подростком, - Аурели изменила осанку и выражение лица, стала словно чуть ниже ростом и беззащитнее. - Допустим, я видела в жизни не так уж много хорошего. И, вполне вероятно, что знала не так уж много ласки. И тут в моей жизни появляешься ты. Доброжелательный, красивый, открытый. Ты сразу расставляешь все на свои места: говоришь о том, что ты не мой, и никогда не будешь мне принадлежать. Но ты так рад проводить со мной время... И не отводишь моей руки, когда я прикасаюсь к тебе или, словно в дружеском порыве, обнимаю... И готов откликнуться на мою просьбу в любой момент... Как ты думаешь, сколько времени пройдет прежде, чем я пойму, что ты составляешь весь смысл моей жизни? В какой момент твое появление станет для меня прожигающим душу искушением? А в какой - адской мукой?..
Влюбленность - это очень манкое состояние. В нем хочется находиться. -
Последнюю фразу девушка произнесла негромким вкрадчивым голосом, расставляя акценты в словах, а затем движением руки словно развеяла иллюзию, снова становясь самой собой. - О, поверь мне, я благодарю Бога за то, что магия твоего обаяния не имеет надо мной силы. Пройдемся? Или у тебя еще дела?
[AVA]http://s018.radikal.ru/i500/1702/e1/c77df36a24bb.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-02-24 17:03:11)

+5

5

Теперь улыбки не было и в глазах. Была растерянность. Венсан отвел взгляд. Если бы можно было спрятать и лицо, чтоб оно не выдавало дурацким румянцем его смущение. Надо было признать – он в самом деле никогда так не думал, приходя сюда. Никогда не думал, что может так разрушительно на кого-то повлиять, что его слова могут быть не услышаны, восприняты формально. Если Орели права, то он делает отвратительное дело, и не важно, из каких побуждений. Если она права, то он чудовище по сути своей, просто потому что существует и пытается быть полезным.
Но если разобраться, разве ему самому чужды искушения? Разве в его небогатой на ласку жизни не появилась однажды она – красивая, потрясающая, захватывающая. Разве не говорили они обо всем без оглядки, не делились мыслями, не соприкоснулись краешками Вселенных? И разве не знает он, что она не его, никогда его не будет? И что же, прекратить видеться, говорить, касаться рук? Отвернуться лишь потому, что – никогда? Нет, просто жить каждый своей жизнью, принимая драгоценные дары и не требуя большего.
Он поднял глаза, в которых уже не было растерянности.
- Любовь делает нас сильнее. Нет ничего плохого в том, если любовь сделает сильнее кого-то из них. Ты права, искушать ужасно, искушать неокрепшие умы - тем более. И сколько надо ждать, пока везде, где надо, окрепнет? Может и тебе тогда завернуться в паранджу, чтоб никого ненароком не искусить? Может нам с тобой, таким потрясающим, обоим в саваны позаворачиваться и лечь тут рядком на звезды смотреть? К слову, твое обаяние надо мной власть имеет, так что лечь рядком – это я, конечно, перегнул, прости…
Венсан прикусил губу. Что-то он  здорово рассердился. Чем же она его так задела?
- Хм. Извини. Пойдем поедим? Тут недалеко.

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]

Отредактировано Vincent du Greve (2017-02-24 17:57:01)

+5

6

Как славно, что он рассердился. Чистая эмоция, яркая, драгоценная. Аурели поддержала бы ее, повертела под лупой, поизучала бы, разложила на атомы, но задеть единожды - это одно, а подкидывать дрова в костер чужого гнева - это совсем другое. И другого сегодня не хотелось, настроение было препаршивейшим, хоть и собеседнику, по традиции, знать об этом было совсем необязательно.

- Это ты меня прости. Mea maxima culpa, - Девушка на мгновение ткнулась макушкой ему в грудь, оставив Венсану самому решать, что именно посчитать её виной. Отстранилась, мотнула головой, веди, мол, пошла рядом, соразмеряя шаг. Помолчала еще пару секунд.
- Мне показалось, что ты должен об этом знать. И посчитала, что ты наверняка знаешь, что с этим делать. Это для меня вполне достаточно просто оставить след в чужой душе, для тебя намного важнее, каким он будет. Я ведь тоже знаю свои недостатки, и расставляю сигнальные огни, и говорю "Не привязывайся, глупый", но кажется, от этого становится только хуже. Я вовсе не хотела задеть тебя. - "Веришь, мм?" - Я спрашиваю тебя как человека, мнению которого доверяю. Как правильно? Если без савана и паранджи? Пойми, мне просто не оставляют шанса: если так будет продолжаться и дальше, уже через десяток лет я стану такой... - Девушка покатала на языка слова, выбирая нужное, со вкусом гнилья и грязи, - дрянью, что ты содрогнешься, встретив меня вновь. Невольно искушая других, я встречаю искушение много большее...

"А теперь давай, расскажи мне что-нибудь долгое и заумное, о смирении, например. О том, что у Него на все есть план. Приосанься, займи позицию взрослого и мудрого. Видишь, я растеряна, я пришла за советом. Давай же, утоли мои печали."
Аурели умолчала, что "искушением много большим" на тот момент было желание причинять нечеловеческую боль и страдания. За пару часов до этого разговора в ее комнату в кампусе вломился студент параллельного потока, не добившийся ее расположения ранее, и сначала уговорами и лаской, а затем криками и угрозой расправы попытался все же достичь своей цели. И она, конечно же, сыграла то, что он хотел увидеть и услышать: пообещала свидание, призналась, что не замечала раньше в нем такой силы и напора. И вызвала полицию, как только дверь за ним закрылась. После того, как стражи порядка уехали, девушка еще вечность стояла на пороге своей комнаты, не осмеливаясь войти. Так и не осмелилась, кстати.
[AVA]http://s018.radikal.ru/i500/1702/e1/c77df36a24bb.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-02-25 18:01:53)

+3

7

Охх… Венсан даже зажмурился от стыда, беззвучно зашипел на свою тупость. Вот ведь пустоголовый! Решил, что она подозревает его в чем-то плохом – и взъелся, как подросток. А все намного сложнее. Она по обыкновению исследует, собирает информацию – как это тут устроено? И пусть она в отношениях с людьми куда ловчее и опытнее его, кто сказал, что она так легко влезет в  любую шкурку и запросто посмотрит изнутри.
Так исторически повелось: женщина – сосуд греха и ходячее искушение. Но время все подкорректировало. Теперь и мужчина сосуд этого хозяйства. Даже не сосуд, прямо таки фонтан. Любит заниматься с детьми – скрытый, а то и явный педофил, не любит с ними возиться – сухарь, эгоист и инфантил, чадолюбив и многодетен – развратник, убежденный холостяк – содомит, не иначе; амбициозен – карьерист, философски относится к жизни – ни на что не способное говно. Пошел волонтером в больницу – подбирается к наркотикам. Никуда не пошел, ничего не нужно, отстаньте все от меня – опять инертное бестолковое быдло. Молодому, не обиженному силой, парню вообще куда бежать? Пропустил девушку вперед себя – подкатывает. Договаривается о встрече, спрашивает телефон – ой неспростааа… Сесть рядом на скамеечке, поздороваться первому, хорошая погода, не так ли? – грубейшее вторжение в личное пространство, отменить, отменить! Он привык, он почти научился обходить острые углы большого шумного мира. И на фоне этого вопрос-то, заданный ему, выпускнику иезуитского колледжа, тепличному, если подумать, парню, звучит совсем не праздно: ты вообще понимаешь, что делаешь?
Ему и в голову не пришло, что это мог быть вопрос к ним обоим – и к нему, и к себе.
Если ему так  непросто, можно представить себе, каково ей.
Венсан вздохнул и осторожно, совсем коротко приобнял девушку за плечи, только лишь обозначая – я все понял, я на твоей стороне, что бы ни случилось.
- Не бери на себя ответственность за всех, кто летит на твой свет, Золотая. У кого мало ума, мало воли, найдет обо что убиться, даже если ты погаснешь.
Он чуть склонил к ней голову, но целовать в макушку не стал, как ни хотелось коснуться губами её необыкновенных волос. Ведь это и ему она сигналит «Не привязывайся», не её вина, что сигнал немного запоздал. Просто украдкой вдохнул её запах и отпустил, поправил сумку на другом плече.
- Отчего ты думаешь о себе так? Ты же знаешь, ради чего живешь и сияешь. Кто-то тебя упрекнул? Что у тебя случилось?
Что-то, что не ждет понедельника, так?
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]

Отредактировано Vincent du Greve (2017-02-25 16:53:06)

+2

8

Вот он открывает перед ней дверь, только сделай шаг, "молви слово друг и войди". Как и с другими в другое время, для нее он постарается сделать все возможное, попроси она о помощи. Вопрос в том, хочет ли она принять его помощь. Для нее в этом уравнении все еще были неизвестные. Она не может вернуться в кампус - это факт. Но она может снять комнату или квартиру, денег на счете на это хватит с лихвой. Нарушителю ее спокойствия, скорее всего, засчитают административное правонарушение и отправят на пару недель собирать мусор с обочин - это тоже понятно. Ну, допустим, ему запретят приближаться к ней. Но насколько далеко сможет завести его уязвленное мужское самолюбие - вот это неизвестное.
Теперь с Венсаном. Очевидно же, что она пришла к нему не только как к мальчику для битья. Да, было приятно пройтись по паре больных мест, но только и всего? "Себе-то хотя бы не ври, милая." Из всех ее друзей и знакомых он, пожалуй, единственный, кому она могла бы выложить все без полунамеков и иносказаний. С ним безопасно: он крайне далек от ее круга общения, состоит в длительных отношениях не с ней, к тому же прямой как линейка. Вопрос в том, хочет ли она принять его помощь сейчас...
С другой стороны, потешить гордость и самолюбие мальчика сверкающими рыцарскими доспехами и спасением принцессы от ужасного дракона - неплохая компенсация за дружбу с ней.
- Есть один человек в кампусе, - самое время подпустить к глазам слезы, чтобы раскраснелись веки и нос, - Нет, он уже в полиции, ничего... ничего такого сделать не успел. Но я боюсь туда возвращаться, понимаешь? Просто не могу войти в комнату.
[AVA]http://s018.radikal.ru/i500/1702/e1/c77df36a24bb.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-02-26 08:20:54)

+2

9

Ярость оглушила. Кто-то обидел Орели! Руки, что легли на плечи девушки, сами собой сжались. Кто-то обидел! До слез и до страха – кто-то обидел! И понятно, что бессмысленно сейчас куда-то бежать разбираться, кого-то искать, лупить кого-то – все в порядке, обидчик пойман и будет наказан без него, благородного идальго Кихота. Узнать, кто, пожалуй, будет несложно, в студенческом общежитии утаить что-либо практически невозможно. Надо будет - Венсан еще разок объяснит придурку, что такое хорошо и что такое плохо, и может быть, даже обойдется без травм. Но дело-то совсем не в этом. Было что-то еще, что встало между ним и яростью.
Две мысли, две проблемы, две цели. Два мячика, брошенные собаке – за которым бросится? Венсан нахмурился, взглянул недоверчиво. Что-то было не так.
- Погоди, погоди… - он мотнул головой, будто это могло прояснить мысли. – Орели, сердце моё… только не плачь, хорошо?
Слезы сбивали с толку. Он никогда, даже в самом отчаянно-эротическом сне, не мог бы представить её плачущей и беспомощной. Что же надо сделать с Аврелией, чтоб она – боялась?
- Ты же понимаешь, что комната – это вообще не проблема. Ну? Зайдем вместе, заберем все, что нужно, или бросишь все к чертям. Найдем тебе другую, гораздо лучше. Хочешь – в четверти часа на метро есть особняк, там полно свободных комнат – выбирай любую и живи сколько хочешь, никто даже не узнает, где ты. Ведь дело не в комнате. Ты думаешь, что ты виновата, да?
Она очень устала. Её обидел кто-то близкий. Что-то случилось в её компании. Или что-то еще, недоступное его пониманию. Не расскажет ведь…

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]

Отредактировано Vincent du Greve (2017-02-26 14:54:34)

+2

10

Ох, ну, конечно, она считала себя виноватой. И это тоже, точнее. Но не только. Девочке, выросшей в закрытой системе католического образования, в принципе сложно избавиться от хора обвиняющих голосов в голове. Со временем они слились в один, и тот вобрал "достоинства" каждого отдельно взятого. Наверное, можно было бы сейчас расплакаться. Мелко-мелко закивать головой, закусив губы, а затем спрятать лицо у него на груди. Плакать беззвучно, время от времени хватая ртом воздух, как утопающая. Лицо распухнет, глаза превратятся в узкие щелочки, на его куртке расплывется мокрое пятно. Слезы, молчание и беспомощность - что может быть страшнее для мужчины? Но на сегодня для одного Венсана, кажется, достаточно переживаний. На что она вообще надеялась? Что он хладнокровно возьмет ее за руку, укроет в своей пещере и никуда не отпустит, пока горечь прожитого дня не растворится без остатка?
"Садитесь, 7 баллов, и это исключительно за ваши красивые глаза, мадемуазель Уврар."

- Прости. Прости. Не буду плакать. Я испугалась своей беспомощности. Но еще больше меня пугает, насколько легко я могу перешагнуть то, что, по моему мнению, является мной, ради... - "...собственной выгоды", - ради собственной безопасности. Я думала снять номер в гостинице, пока найду что-то подходящее. Мне... Для меня... - "Господи, да как же дружат все эти нормальные люди?!" - Для меня жизненно важно ощущение доверия. Месту, где я живу. Людям. Я, не отдавая себе, в общем-то, отчет, пришла сюда, потому что с тобой - безопасно. С тех пор, как уехал отец Бернар, ты единственный, с кем я чувствую себя так. Я просто погреюсь в этом ощущении рядом с тобой, ладно? Чтобы хотя бы попытаться заснуть сегодня ночью.

На долю секунды она потеряла уверенность в том, что хоть что-либо из сказанного ею сегодня, является правдой.
[AVA]http://s018.radikal.ru/i500/1702/e1/c77df36a24bb.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-02-26 12:49:16)

+2

11

Он обнял девушку, не спросив разрешении, даже не подумав – можно, нельзя, вторжение- не вторжение. Просто обнял и удержал в руках. И все-таки коснулся губами её волос. Если непосредственной опасности нет, если рядом не толпа придурков, которых надо вот прямо сейчас немедленно разогнать, как еще сделаешь девушке «безопасность»? Только сгрести в охапку и подержать.
Сердце стукнулось о ребра – слышишь, ты – единственный. Какую-то минуту, нет, меньше минуты, это было сладко-сладко. Потом он украдкой усмехнулся – ну конечно, потешь себя, понадейся. А потом вспомни, какая она – и какой ты. Молодец. Проехали.
На дорожке показались люди. Стоять тут дольше в обнимку становилось не только малоприличным – черт с ними, с приличиями, но еще и неудобным.
- Пойдем, я тебе что-то покажу.
Венсан взял девушку за руку. Смутился и отпустил. Сделал вид, что ему срочно надо перекинуть сумку на другое плечо. Снова взял за руку, но уже аккуратнее, за запястье, поверх рукава. Повел через парк к дороге, махнул рукой, останавливая такси.
- Пятничная улица. Остановите в начале.
Сидя рядом с Орели, Венсан смущенно примолк. Тут, в такси, брать её за руку, обнимать, что-то говорить стало отчего-то смутительно и нелепо. Он вовремя вспомнил еще кое-что. Вынул телефон, нашел номер, которым пользовался нечасто.
- Добрый день, мсье Арно. Вы не могли бы открыть? Да, заеду. Нет, убирать ничего не надо. Нет, не нужно. Просто оставьте ключ на столе. Благодарю вас. Конечно, я загляну.
Ехать еще оставалось – ну, недолго. Если не чувствовать смущения. Но когда девушка плачет, не глазами, а там, внутри – тут не знаешь ни что сказать, ни что сделать, только мучительно думать, чем можно её порадовать, отвлечь, утешить. И как будешь утешать, когда она плачет не глазами?
Он порылся в сумке, вынул бутылочку с водой – чистая, без газа – протянул Орели, предлагая. Когда плачут, это иногда помогает… кажется…

Этот район был тихим и добропорядочным. За красивыми фигурными заборчиками раскинулись аккуратные фруктовые сады. За прозрачными еще садами - небольшие особнячки парижских буржуа.
Венсан толкнул ворота одного из таких особнячков. Позвал Орели заходить. Даже весенний сад казался заброшенным. Здание же и вовсе было одиноким и неприкаянным. Тут не жили очень давно – это было ясно, хотя и окна все были целы, а стены – чисты. Два этажа с мансардой пустоты и неприкаянности.
Дверь была открыта. Холл, лестница. Богатая обстановка. Пыль на чехлах. Тусклые картины в изысканных рамах.
- Вот. Тут никто не живет. Говорят, плохой дом, не хотят снимать. – Венсан пожал плечами. – Если ты в эту ерунду не веришь, то занимай хоть весь. От университета, правда, не близко, но тут недалеко конечная станция метро.
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]

Особняк на Пятничной улице

http://se.uploads.ru/PlDn9.jpg

Отредактировано Vincent du Greve (2017-02-27 02:08:02)

+2

12

Взял за руку, повел в пещеру, все сошлось. Другая бы на ее месте, наверное, набросилась на своего спасителя еще в такси, а ею овладело тупое усталое безразличие.

Гостиная особняка отозвалась гулким эхом на их шаги. Слишком большой дом для одной девушки. Слишком много окон, слишком много дверей. Даже если бы она захотела, она не смогла бы долгое время оставаться в нем. Поживет пару дней в качестве благодарности, а потом подыщет что-то значительно более скромное. Девушка провела кончиками пальцев по полке над камином и  представила, как, должно быть, преображается этот зал в отсветах живого огня. Но, увы, дровник пустовал, да и колосник идеально начищен, хоть и скрыт пылью.

- А хозяин, мсье Арно? Он часто здесь бывает? Живет неподалеку? - Вопрос важный. Если таинственный владелец особняка может в любой момент наведаться в гости, то, пожалуй, она найдет способ не оставаться здесь даже на ночь. - Леденящую душу историю дома расскажешь вечером, когда стемнеет, хорошо? Правда, надеюсь, ее главный герой - призрак, а не серийный убийца. Иначе тебе срочно придется везти меня в другое место, а мне почему-то кажется, что твой фонд недвижимости пока не так обширен. Покажешь спальню? Или мы разместимся тут?

Аурели прикинула, что нужно купить, чтобы провести ночь в особняке с комфортом: зубная паста, щетка, увлажняющий крем. Постельное белье и полотенце, если понадобятся. Что-нибудь перекусить. Если метро неподалеку, то там, скорее всего, найдутся и магазины, где можно приобрести все необходимое. Нужно понять, что с отоплением, водой, бытовой техникой, как запираются ворота... Все-таки слишком большой дом для нее.
[AVA]http://s018.radikal.ru/i500/1702/e1/c77df36a24bb.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-02-26 16:40:34)

+2

13

Сердце билось сильнее, чем на соревнованиях по бегу, сильнее, чем вообще когда-либо. Стучало, как будто торопилось прогнать по организму океаны крови. Едва переступив границы сада, Венсан стал серьезнее, тише, пригас. Этот дом всегда так на него действовал – скрадывал улыбку, отсекал большой мир, оставляя ему только пространство забитых вещами комнат. Он как в тюрьму попадал или в сумасшедший дом, откуда надо просто выйти – и все будет в порядке, снова будет жизнь. Но теперь в этот дом жизнь вошла с ним. И еще сердце – зачем оно так бьется?
- Хозяин – я. Мсье Арно – сосед, он живет вон в том доме. – Венсан неопределенно махнул рукой в сторону. – Я попросил его хранить ключи, он не против. Нет, он бывает тут нечасто, только если что-то техническое. Прости, тут грязно. Но я могу позвать горничных из агентства, если хочешь.
Он повел Орели по дому. Гостиная с камином и парадными портретом, диваны и кресла в чехлах. В столовой – огромный стол на десять-двенадцать персон, огромный телевизор и выход на веранду. Кухня – удобная, немного старомодная, но милая, светлая и совсем заброшенная.
Маленькая дверца в углу кухни. Венсан зашел в тесную каморку, там повернул рубильники, открутил краны. В трубах зашуршало, тихо загудело, по артериям старого дома заструилась вода, по нервным окончаниям пробежал ток. Венсан на мгновение замер, слушая. Дом просыпался. Сердце стучало как бешеное. Вот можно было бы найти такой переключатель, чтоб прикрутить.
С другой стороны от лестницы – кабинет с книжными полками, туго набитыми богатыми переплетами, на массивном письменном столе старой модели компьютерный монитор. Рядом спальня. Наверху – спальни с разного вида и удобства ванными, комнат пять одних только спален. Венсан даже не стал заходить во все, остался в коридоре, дождался, пока Орели все осмотрит. И гардеробная с забытыми платками и галстуками, с пустыми коробками, с тусклой лампочкой под потолком.
- Выбирай любую комнату, хоть две сразу, хоть три. Я когда прихожу сюда, сплю в кабинете. Но если тебе это будет мешать, я могу не приходить. Ты останешься тут?

Приблизительный план дома

http://s0.uploads.ru/t/ilECI.png
http://s2.uploads.ru/t/FE5sX.png

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]

Отредактировано Vincent du Greve (2017-02-27 00:20:37)

+2

14

Девушка прервала изучение особняка, обернулась и пристально взглянула на юношу, словно увидела впервые, чувствуя, как мурашки забегали по спине. Для нее дом - это что-то неприкосновенное, недоступное другим людям. Кем нужно быть, чтобы без тени сомнения распахивать двери своего жилища перед чужим человеком? Венсаном дю Грэвом, разумеется.

- Ты ведь никогда не говорил мне, что у тебя есть дом. Твоя девушка тоже сюда приходит ночевать? - Заглянула в каморку вслед за Венсаном, изучила последовательность действий, чтобы, при необходимости, повторить их в обратном порядке. Дом поражал своими размерами, былым великолепием, и еле уловимо витавшим в воздухе чувством обреченности и бесполезности, как у старика, брошенного родными в богадельне.
- Останусь, конечно. Если ты здесь, тогда я буду рядом. - Девушка выбрала спальню, которую с кабинетом объединял небольшой тамбур. Комната была совсем небольшой, с одним окном, ровно такой же площадью, как и гардеробная этажом выше. - Только не бросай меня одну, пожалуйста. Я не рискну испытывать твое гостеприимство, задержавшись надолго. Но на пару дней... о большем я не смела бы и мечтать. Если, конечно, Колетт не будет против.
Аурели всегда испытывала проблемы с проявлением благодарности. Ей казалось, как правило, что обычного "спасибо" недостаточно, а объятия и поцелуи могут быть неверно истолкованы. Не Венсаном, конечно, но все же.
- Давай я хотя бы что-нибудь приготовлю? Ты ведь, наверняка, голоден? 
[AVA]http://s018.radikal.ru/i500/1702/e1/c77df36a24bb.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-02-27 00:15:27)

+2

15

Его девушка? Венсан даже не понял, о чем она говорит. Ах, Колетт, конечно. Он просто помотал головой – нет, не приходит.
По дому вел почти молча, только бросал короткие замечания, важные, чтоб лучше ориентироваться. Прислушивался к ощущениям. Ему по-прежнему тут плохо? Тюрьма? Оковы прошлого? Нет, ничего такого. Не так уж и хорошо он помнил свое прошлое тут. Отдельные картинки, медленно бледнеющие с годами, а теперь и вовсе стремительно исчезающие с каждым шагом Орели по коридору. Теперь он будет помнить не мать, забившуюся в угол и закрывающую голову тонкими руками, не осколки бутылок на полу вперемешку с кровью, а легкие шаги Орели Уврар по лестнице в потоке прозрачного полуденного света, касание пальцев к перилам, и как она оборачивается к нему, как смотрит, как щурится. Что бы ни случилось, он теперь будет помнить только это.
- Договорились, Золотая, я буду рядом, в библиотеке. И если вдруг посмеешь мечтать о большем… - он смутился, потому что прозвучало ну совсем двусмысленно. – Если тебе тут понравится, то можешь жить тут сколько хочешь. Никто тебя не потревожит. И Колетт тоже. Она не знает это место.
Он смутился, подумал хорошенько – и решил не упоминать, что вообще-то с Николеттой Сандье они расстались еще на Пасху, почти месяц назад. Он так и не понял, почему. Её слова вроде как все были по-французски, складывались в фразы, в которых было подлежащее и сказуемое, но он в упор не понимал, что на этот раз сделал не так.
Орели он решил об этом не говорить. Не вовремя - еще решит, что он ей на отношения намекает. Да и незачем, какое Прекрасной Аврелии дело, с кем он, собственно, и как проводит время. Его обаяние на неё не действует, она это вот так прямо и сказала, он понял, не дурак. Ох, теперь бы еще не забыть об этом.
- На кухне только соль есть и какие-то приправы, и то, наверное, не испортилась только соль. Можно заказать по телефону. Или сходить. Тут в конце улицы есть кафе.

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]

Отредактировано Vincent du Greve (2017-02-27 09:53:09)

+2

16

Аурели попросила пару минут на то, чтобы осмотреть дом еще раз, уже в одиночестве. Несколько комплектов постельного белья и полотенца нашлись в другой кладовке-гардеробной, той, которая была ближе к лестнице. Кто-то догадался упаковать шелковый сатин в вакуумные пакеты. Она открыла один из них, чтобы удостовериться, что простыни, хоть и не благоухают свежестью альпийского утра, пылью и плесенью не пахнут тоже. Там же, в гардеробной, нашлись тапочки, явно мужские. Еще несколько минут девушка просто сидела на пыльных коробках, прикрыв за собой дверь, обняв стопку белья, и немигающе глядя в пустую стену. То, как он бережно обнял ее у площадки, как играюче бросил к ее ногам всю былую роскошь этого дома, как залился краской после прозвучавшей двусмысленно фразы... Аурели обругала себя неприличным словом и ощутимо ткнулась затылком в стену за собой. Потом еще пару раз для верности.
Венсана она нашла все в том же кабинете, у книжных полок.
- Раз уж нам все равно выходить из дома, давай сделаем так: заедем в кампус за моими вещами, перекусим по дороге, а на обратном пути купим продуктов и я порадую тебя вкусным обедом. Идет?

По меркам парижского пригорода, до метро действительно было не так уж и далеко, но без удобных кожаных оксфордов она, пожалуй, отказалась бы снова пройти этот путь. Развлекая Венсана беседой о замещающем преподавателя фоносемантики молодом и вечно заикающемся аспиранте мсье Дюбуа,  Аурели словно ненароком взяла юношу за руку, изучая его лицо и язык тела. Казалось бы, она делала так тысячу раз до этого, что должно измениться сейчас?
Они купили в Le Papillon пиццу в рожках (странное, но ужасно вкусное изобретение итальянского фаст-фуда), и без особых приключений добрались до кампуса. Там ей понадобилось не более 10 минут, чтобы собраться и переобуться.  Еще минут 10, чтобы найти старшего по дому и сообщить о временном отсутствии. Тот был в курсе произошедшего утром и не стал задавать неудобных вопросов, уточнив лишь пару моментов по оплате.

- Надо предупредить Николетт, - после того, как со сборами и формальностями было покончено, ей пришлось буквально потащить за руку ставшего внезапно несговорчивым Венсана. - Давай же. Будь я твоей девушкой, я бы с ума сошла от переживаний, если бы ты пропал вот так.
[AVA]http://s018.radikal.ru/i500/1702/e1/c77df36a24bb.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-02-28 09:22:17)

+2

17

Как будто это был другой дом. Другая пустота и другая тишина. И звук голосов в пустом доме – какой-то совсем другой. И он сам, Венсан лю Грэв – не тот же, что заходил сюда несколько месяцев назад разобрать накопившуюся почту и переоформить договоры на охрану территории, на поддержание чистоты на улице, на обслуживание электросети... Тогда было мокро, безрадостно и, кажется, моросил нудный дождь. А может, и не было никакого дождя, просто было противно и хотелось поскорее все закончить и уйти.
Сейчас – хотелось остаться. Слушать, смотреть в окна, вдыхать запах, смешанный с легким ароматом Аврелии. Все вдруг обрело живую плотность и смысл.
Обрел смысл сад, гараж в стороне от дома, фонтан перед фасадом. Появился смысл позвонить господину Арно и спросить, не отпустит ли он своего камердинера присмотреть за девушками из агентства, которых он пригласит для уборки, разумеется, его благодарности не будет предела. «Да, поживу здесь какое-то время. Непременно зайду на следующей неделе. О, конечно, я передам ей ваше приглашение. Доброго дня!» Еще ни одна мокрая тряпка не коснулась ни стекол, ни пола, а с глаз как пелена упала, просветлело.

Ему еще не верилось, что эта радость сколько-нибудь надолго. Он очень гнал от себя мысли о том, что за всяким большим счастьем всегда следует полоса тоски. Не важно, что Орели в любой момент может передумать и уйти. Ладно, ничего, он привык. В этом мире нет ничего, что было бы навсегда. Но ведь сейчас он на самом деле счастлив. Пусть так и будет. И, может быть, если он будет вести себя правильно, то она не уйдет сразу.

Все пошло не так в кампусе, когда Орели вспомнила о Колетт. Венсан забыл о ней не сегодня, забыл еще месяц назад. И если забыть – перестать переживать из-за ссоры, то он никогда и не переживал. Они даже почти стали снова нормально разговаривать на перерывах между лекциями, и она как будто уже перестала на него злиться. Вот красота же будет, если он завеется сейчас в её комнату – и что скажет?
Он встал посреди коридора и придержал руку Орели.
- Я справлюсь с этим сам, хорошо? – Наткнулся на её взгляд и опустил глаза. Даже если бы он успел придумать, что соврать, он все равно не смог бы. Врать было нехорошо, он не умел. Врать Орели было святотатством. – Колетт не сойдет с ума. Все нормально.[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]

Отредактировано Vincent du Greve (2017-02-28 09:41:08)

+2

18

Аурели обругала себя еще парой крепких словечек, когда ее догадка подтвердилась. Похоже, она заигралась в свои игры настолько, что не замечала, что происходит у нее под носом. Как давно они расстались? Явно не вчера, иначе правильный Винни не обидел бы свою, пусть даже бывшую, девушку таким внезапно срочным и сомнительным сожительством. Аурели не узнала об этом, потому что он не посчитал важным? Или просто хотел дать ране затянуться?

- Иди сюда, - Девушка коснулась его руки, вынуждая поставить на пол сумку-викендер с ее вещами. Она обняла Венсана за талию и притянула к себе, провела рукой по лбу и волосам. Роли снова поменялись: еще час назад он владелец замка, в котором готов великодушно ее приютить, а сейчас - маленький упрямый мальчик, стыдящейся своей тайны. В ее движении не было эроса, так мать, стремясь утешить, обнимает своего ребенка, но все же группка студентов в конце коридора, ставших свидетелями этой сцены, радостно и ободряюще заулюлюкала. - Знаешь, почему Бог создал Еву из ребра Адама? - Девушка говорила негромко, так, что их разговор вряд ли был слышен даже из-за двери, неподалеку от которой они остановились. - Ребра защищают сердце от ран и боли. Я рядом, чтобы поддержать тебя. Мне можно сказать.
[AVA]http://s018.radikal.ru/i500/1702/e1/c77df36a24bb.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-02-28 17:08:38)

+2

19

Вот кто точно был создан не из ребра, так это Аврелия. Она – из ангельского крыла, тронутого небесным сиянием.
Она так славно его обняла и приласкала, так естественно и просто, что Венсан не мог не обнять её в ответ. И даже не смутился - это было правильно. Но этого уже было более чем достаточно, чтоб разрушить все, что так хорошо начиналось. Если он сейчас еще и скажет правду, то вряд ли избежит неловкости уже сегодня вечером.
А если соврать Аврелии – вот хуже, чем обгадиться. Отец Доминик как-то объяснял им, что правда бывает разной, зависит от того, с какой стороны к ней подойти. Как лицо с разных ракурсов порой выглядит незнакомо.
Венсан очень осторожно взял Аурели за ладони и медленно отвел от себя. Но ладоней её из своих не выпустил, не смог. Так и держал в руках, как сокровище, нежно поглаживая.
- Видишь ли, Золотая, не все могут жить вместе. Не всем мужчинам так уж нужна женщина…
Так, а теперь замолкни и подумай, что ты несешь. Хорошо подумай.
- Я хочу сказать, что из меня вышел совсем негодный…
Совсем негодный что? – ехидно и очень заинтересованно поддержал внутренний голос. Было так нелепо, что даже смешно. Венсан запрокинул голову, чувствуя, что смех сейчас брызнет из него, такой глупый, такой дурацкий смех.
- В общем, это был неудачный эксперимент. Похоже, дружить я умею гораздо лучше, чем встречаться, как все нормальные люди. И да, мы расстались.
Уф, он сказал правду – и тихо рассмеялся от облегчения. И так и не выпустил её рук из своих.

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]

+3

20

Аурели аккуратно отняла руку и прикрыла ею левый глаз. Наклонила голову и посмотрела на окружающий мир под другим углом зрения. День, который на поверку казался всего лишь чокнутым каких-то 5 минут назад, теперь превратился в полный и бескомпромиссный абсурд. Кроличья нора, море из слез, молотки-фламинго и курящая гусеница на фоне происходящего выглядели бы не более вызывающими, чем кулер в углу. Хорошо Винни, он умеет смеяться тихо. Она тоже умеет, в нужных ситуациях, но эта - точно не одна из них. Она глупо хихикнула и тут же попыталась подавить свой смех. Попытка подавить смех лишь спровоцировала его новый истерический приступ и она расхохоталась, зажимая рот руками.
- Боже, боже, Винни, прости, прости, ты хоть представляешь как это прозвучало? Милый, я теперь не смогу не спросить! - Она успевала выдохнуть по 2-3 слова между приступами хохота и снова складывалась вдвое. Наконец, смахнув слезы, она смогла взять себя в руки настолько, что фраза прозвучала слитно и вполне угрожающе. - Венсан дю Грэв, Богом клянусь, если ты гей, то я сегодня же ринусь доказывать тебе ценность того, что ты теряешь.
[AVA]http://s018.radikal.ru/i500/1702/e1/c77df36a24bb.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-03-02 16:32:31)

+2

21

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]Даже если бы она спросила его сейчас, не каннибал ли он или не растлитель ли малолетних, это тоже было бы очень смешно. И на сердце не потемнело бы ни на капельку. Это было смешно, мило и тепло, потому что она рядом, смеется, а у ног стоит сумка с её вещами - и ничего больше не имеет значения. Теперь главное - не испортить. И совсем не важно, что она станет думать о нем, важно, чтоб осталась с ним. Какой ответ правильный, чтоб осталась? Нет, я не гей, я просто расстался с девушкой и позвал тебя к себе жить? Да, конечно, я гей, тебе будет со мной безопасно? Он не знал, успокоит её это или оттолкнет. И потом, врать у него выходит отвратительно, он уже проверил.
- Я даже не сомневаюсь, что сегодня ты мне это докажешь, - ответил с улыбкой, легко. - Но что ты станешь делать со мной завтра? Бросишь одного с разбитым сердцем? Премного благодарю, я бы хотел обойтись без такого опыта. Ты лучше не думай об этом совсем. Я Winnie-The-Pooh, я твой друг, - сказал дурашливым голосом, подражая плюшевой игрушке. - У нас еще много дел сегодня, пойдем?
Он легко подхватил сумку и закинул на плечо.
Да, подумал он про себя, не переставая улыбаться и щуриться от ясного солнечного света. Так даже лучше. Хорошо, что это выяснилось сразу, с Николетт. То, что он не годится для романтичных отношений. Он не понимает, когда девушка хорошо выглядит, а когда плохо. Она же не голая! Впрочем, даже голая девушка выглядит неплохо, главное, чтоб это было уместно. И почему, если этот вопрос вообще возникает, нельзя спросить у того, кто в этом разбирается, и почему нельзя говорить правду, например, что ему все равно, какую юбку она наденет, лишь бы ей было удобно. Он не понимает, зачем надо дарить девушкам умирающие цветы, да еще и букетами. Николетт так и не смогла объяснить ему, чем это так здорово ходить в кино и почему это намного лучше, чем играть в теннис или вместе кататься на велосипеде. Он так и не понял, почему бы ему вдруг перестать шляться по приютам и начать думать о будущем. И еще - спуститься, наконец, с небес на землю, вот это вообще непонятно.
Его будущее не простиралось слишком далеко. Устроить Орели. Потом съездить за свечами и скатертями. Потом будет ужин, приготовленный самой Аврелией-лучшей-в-мире. Потом будет утро воскресенья, потом он до вечера будет занят в приюте. Вряд ли Орели будет одиноко, но все-таки.
- Ты хотела бы завтра пойти на бал в приют? Там всегда найдется, чем заняться. То есть, я подумал, вдруг тебе все еще будет страшно одной в большом доме.

+1

22

***

Когда она открыла глаза утром воскресенья в незнакомой комнате, мир снова принял привычные очертания. Еще вчера она пообещала Венсану подумать о том, чтобы присоединиться к нему на балу, но ощущение бредовой нереальности происходящего осталось  во вчерашнем дне вместе с обещанием. Какой бал, золушка? Озадачить агента поиском квартиры, доехать на репетицию в театральной студии, подготовить к понедельнику отчеты по курсовому проекту - есть чем занять себя и без танцев в приюте.
Уже в 2 часа того же дня откликнулся агент и предложил прекрасную уютную квартирку в Сен-Дени, в двух шагах от университета. Еще спустя пару часов она и сама влюбилась в квартиру-студию с одним огромным окном практически во всю стену на 3 этаже многоквартирного дома по улице Монморенси рядом с автобусной остановкой. У нее был только один недостаток: как и многие съемные квартиры в этом районе, студия обещала быть свободной только к началу лета.

***
Время и дата: 27 мая, 2006 год
Место действия: Альтернативный Париж, особняк на Пятничной улице

В будние дни Орели готовила обычно что-то простое: курицу или рыбу, салат, на столе всегда были фрукты. Иногда они ходили в кафе. Но в субботу, уже сделав это  традицией, она вынимала из своей памяти какое-нибудь сложносочиненное блюдо с уроков домоводства сестры Корин, чтобы к приходу Винни из приюта его ждал очередной изысканный сюрприз. Тот даже однажды попробовал отговорить ее "тратить столько сил и времени", но под ее тяжелым взглядом разговор не особо задался.
Сегодня после обеда пошел дождь и Венсан вернулся раньше обычного, застав ее на кухне. Хорошо, что он не застал закончившийся буквально за пару минут до его прихода неудачный эксперимент по созданию рулета из камбалы с морепродуктами. Закончился тот, по традиции, в помойном ведре и теперь она пыталась сообразить из остатков рыбы и картофеля "Камбалу "А ля Меньер".
- Дай мне полчаса, - за секунду до появление друга в дверях кухни она набила рот кусочками хрустящего сладкого перца и изобразить утонченную хозяйку дома получилось не особо хорошо. - Скоро все будет готово. Как поиграли?
[AVA]http://s50.radikal.ru/i128/1703/7e/be5774ad9f13.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-03-03 08:44:25)

+2

23

«Все хорошо» - ответил скорее жестом, чем внятно. Махнул рукой и скрылся в ванной. Он промок, кажется, до костей. По крайней мере, карманы точно промокли насквозь, хорошо, что в них редко бывает что-то важное. Согреться под горячим душем, переодеться в сухое и теплое, собраться с мыслями – как раз едва хватило получаса. Хотя нет, с мыслями собраться вышло не очень, вместо сумбура там образовалась пустота. Все блестящие идеи, что он скажет сегодня Орели, куда-то пропали, забылись. Надо было записывать.

Он был так счастлив эти долгие дни. Как будто Орели – это то, чего ему не хватало в жизни все это время. Но так оглянуться – много ли времени они провели действительно вместе? Днем учеба – они виделись мельком и издалека, иногда лишь махали друг дружке из разных концов коридора. Потом – часы практики в школе три раза в неделю, дополнительные занятия с отстающими ребятишками. Или же – часа четыре в гипермаркете неподалеку от дома он помогал разгружать фуры и размещать товар на складе. В этой работе был огромный плюс: за неё платили не раз в две недели, а сразу, и можно было купить продукты без наценки. Орели нравилось готовить – Венсан научился понимать, какого мамонта приносить ей для готовки. Прежде ему было все равно, что там за упаковкой, лишь бы это можно было поскорее съесть и забыть. Потом были вечера, драгоценные, каждый – как последний.
В его жизни изменилось все. В его жизни появился центр, и все собралось вокруг этого центра и обрело смысл. Даже этот старый дом вдруг перестал быть монстром из кошмаров и просветлел. Кажется, он нравился Орели. Для него он всегда был чем-то вроде дохлой лягушки, с которой нечего делать и которую почему-то нельзя закопать. Но пока тут была Аврелия, этот дом имел смысл, имел голос и плотность, а каким он будет, когда она уйдет, об этом думать не хотелось.

Второй дохлой лягушкой был старый автомобиль в гараже. Аврелии было непросто каждый день бегать до метро и обратно. Это ему расстояние не проблема, ему и пешком до универа при наличии времени – не проблема, а она – создание хрупкое. Так что уже через пару дней он вспомнил, что можно же открыть гараж и посмотреть на ходу ли та старая развалина, которую он так и не удосужился продать. Развалина оказалась на ходу, двухместный красный шевроле середины прошлого века. Отмытый, осмотренный шофером господина Арно, заправленный, он очень даже лихо завелся и был немедленно отдан в полное распоряжение Аврелии с оформлением всех необходимых документов. А что ему, мариноваться тут, продолжать собирать пыль?

Аврелия сказала, что покинет дом летом, и для него начался обратный отсчет. Нет, это было совсем не страшно, они останутся друзьями, как раньше. Они будут, как и раньше, иногда видеться. Он, видимо, останется здесь, он уже отказался от комнаты в кампусе, туда уже кого-то поселили. Просто тут не будет её. А ему так хочется, чтоб была. Ему нравилось, заходя в гостиную, видеть её лежащей перед камином в груде подушек, нравилось, как в ванной пахнет её шампунем, как она окликает его и даже как тихо-тихо посапывает за стенкой – тоже очень нравилось.

Она приготовила рыбу. Пожалуй, теперь он мог уверенно сказать, что ему нравится рыба. И мясо, как она его готовит, и овощи. Раньше это все была просто еда. Они говорили о каких- то мелочах, о чем-то очень важном, но не о том, что его заботило, и он стал отвлекаться, замирать, смотреть в окно на капли на стекле и мокрый сад, а она, похоже, стала это замечать.
- Послушай, я хочу что-то у тебя спросить. Ты не хочешь тут остаться, потому что это не твой дом? Если дело в этом, то подожди немного, всего до следующего декабря. Мне исполнится двадцать один, по условиям завещания я смогу распоряжаться этим домом. Я просто подарю его тебе, хочешь? Ты… ты просто останься тут. - Он взъерошил еще влажные волосы, нахмурился. - Я дурак, тебе просто неудобно в этой дохлой лягушке...

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]

Отредактировано Vincent du Greve (2017-03-03 00:30:11)

+2

24

Лицо Орели дернулось, как от пощечины. Былое дружелюбное выражение лица схлынуло, уступив место маске безразличия.
Он просил оставить обсуждение его личной жизни в покое, и она сделала так, как он просил. Но его взгляд, тихое счастье, которым Венсан лучился, когда они ужинали вместе на открытой террасе с видом на фонтан в саду - не могли бы обмануть и слепого, да, кажется, он и сам не пытался что-то скрыть. Потом машина, раритетный Корвет 57-го года в отличном состоянии, от которой он отмахивается, пользуйся мол, ерунда какая. Теперь дарственная на дом. И все это под привычную шарманку: "Хей-хей, я просто твой старый добрый Винни-друг". Это начинало доставать.

Девушка промакнула уголки губ салфеткой, аккуратно отодвинула стул и встала с нарочито прямой спиной. Взяв блюдо с филе, украшенным ломтиками лимона и измельченной петрушкой, она с силой швырнула его на пол. Мелкие кусочки фарфора с жалобным звоном разлетелись по кафелю.
Тарелки и чашки для этого набора, она заказала в la Redoute в тот же день, когда они с Венсаном обсудили, что она остается еще на 18 дней. Если уж начинать уничтожение следов ее пребывания в этом доме, то посуда и свежеприготовленный ужин подходят для этого как нельзя кстати.

В наступившей тишине прозвучал ее спокойный голос с оттенком стали:
- Кто я, мсье дю Грэв? Очередная сиротка, нуждающаяся в крыше над головой? - Дзынь! Следующая тарелка полетела на пол. - Одна из жертв жестокого мира, для которой вы выступили спасителем и благодетелем, укрыв от бед? Где та граница, которую вы не готовы переступить ради случайного, по сути, человека в вашей жизни? - Соусник - вдребезги. - Раз уж вы так цените правду, то почему избегаете сказать мне ее в глаза? - Очередь чашек, сразу двух. Лицо - бесстрастное, голос все так же негромко убедителен. Лишь костяшки пальцев белеют от напряжения, когда она берется за новый предмет сервировки, так, что даже странно, почему тот не лопается прямо в ее руках. - Увы, мсье, вам рукоплещут только потому, что вы пока слишком малы, чтобы оценить, насколько посредственно ваше исполнение. Но если каждый день выслушивать одну и ту же наивную песенку-считалочку, рано или поздно захочется переключиться на произведение посерьезнее, не находите?
[AVA]http://s50.radikal.ru/i128/1703/7e/be5774ad9f13.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-03-03 19:57:01)

+3

25

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]

Что-то оказалось не так, он снова что-то сделал или сказал не то. Не надо было вообще трогать этих дохлых лягушек! Пока Орели поднималась, в его голове пронеслось целое стадо мыслей, и все они пропали, едва она швырнула тарелку на пол. Осколки брызнули в разные стороны. Осколки. На полу.
Даже осколки были другими. Он помнил мрачный дом, полумрак, битое стекло и кровь на полу. Он не помнит, был ли там фарфор, помнит только стекло, но звук был похож, вернулся из далекого прошлого, заставил вздрогнуть, вспомнить, пережить - и вдруг оказался не страшным монстром, а просто в сердцах разбитой тарелкой. Тарелку было не жалко. Рыбу - жалко. Венсан чуть наклонился посмотреть - Орели была босой. Он это отметил, принял к сведению - только бы не шагнула, не ступила на осколки, это же больно.
Она сердилась - он вспомнил скандалы, страшный, с нажимом, голос отца и жалкий - матери. Все было иначе сейчас. Он бы не вспылил и не закричал в ответ, даже если бы разбила всю эту посуду об его голову. Даже если бы сказала что-то в самом деле обидное. Он, правда, понял не все. Про рукоплескание не понял, вот совсем. Но он уже запомнил, что девушки часто добавляют что-то неважное в свои слова. Зачем, этого он не понимал, быть может, чтоб задеть и сделать беспомощным. Но он же может вычленить в тексте главное, даже в таком, перемежающемся звоном битой посуды.
- Замри, - сказал тихо и мягко, будто предлагал поиграть в детскую игру. - Я все понял, просто не двигайся пока. Я отвечу тебе.
Он бы, честно говоря, просто сейчас встал бы, сгреб её в охапку и перенес из кухни в любую другую комнату, а уже потом разговоры разговаривал. Но в глазах Орели было грозовое небо, и он совсем не был уверен, что прикасаться к ней сейчас будет безопасно.
- Ты - часть моего сердца. Не помню, как давно, кажется, всегда. Ты не бедная сиротка, ты в любой момент можешь исчезнуть, и тебе будет отлично без меня. А мне без тебя станет темно. Я не знаю, как далеко ты должна уйти, чтоб стало темно, не хочу проверять. Я каждый раз, когда заходит разговор, прошу тебя остаться. Ты каждый раз как не слышишь меня, слышишь что-то другое, то, что вокруг них. Ты однажды уйдешь, может, через пять дней, может, уже сейчас. - Ох, как же все близко к этому... - Так вот, никто не вселится ни в твою комнату, ни наверх. Никто не займет твоего места в моем сердце. И дом, и сердце останутся пустыми. А время я найду, чем занять, это правда.
Он помолчал совсем немного, выдохнуть, вспомнить, что еще забыл.
- М, почему не говорил правду... - Он задумчиво потер лоб. - Сердце - это слишком дорогой подарок. Его неловко принимать, если не можешь отдать в ответ свое. Не хотел ставить тебя в неловкое положение. - Взгляд снова коснулся осколков на полу. - Можно, я унесу тебя отсюда, пока ты не порезалась?

+4

26

- Ты меня не тронешь, - В голосе все тот же лед и металл, взболтать, но не смешивать. Догадайся, хороший, сам, к какой части твоей нехитрой исповеди относится эта реплика. - Господь очень мудро устроил наши тела. Дофамин, норадреналин и вазопрессин в совокупном своем действии очень близки к кокаину: они подавляют негативные эмоции и критическое восприятие происходящего. Ни факт моего существования, ни ты сам, ни твое сознание, ни твой мозг как таковой, а всего лишь разница в уровне концентрации нейромедиаторов, заставляют тебя давать _такие_ обещания, которые ты не сможешь выполнить. Потому что потом появится другая девушка, а потом, возможно, еще одна. - "Да-да, а сейчас ты скажешь, что никакой другой никогда не будет". Она боком села на освободившийся стол перед ним, положив ногу на ногу. - И это нечестно, понимаешь? Либо ты возненавидишь меня сейчас, за то, что я оставлю тебя одного во тьме, либо, если останусь, возненавидишь потом - за те решения, которые примешь, пока я рядом. Для меня ситуация патовая. Зачем мне оставаться? Из христианского милосердия? Или в благодарность за то, что ты не был со мной честен?
[AVA]http://s50.radikal.ru/i128/1703/7e/be5774ad9f13.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-03-03 19:57:16)

+3

27

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]

Венсан коротко приподнял обе руки вверх, показывая ладони – как скажешь, не трону! И даже чуть подался назад на табурете. Смотрел на Орели спокойно и прямо, охватывая взглядом её всю, как в бою, не фокусируясь. Только тарелку свою, не поднимаясь с места, предусмотрительно переставил с обеденного стола на кухонный, благо длины рук хватало. Последний кусочек, жаль будет, если в ярости смахнет…
В какой-то момент сердце его ударило о ребра – да ладно! Нет, погоди, правда, тебе не показалось. И застучало часто-часто: не спугни, не упусти, не ошибись! Тихо, сердце!

- Ты права. Я и в самом деле не знаю, что будет с нами завтра. Быть может, завтра на этот квартал упадет метеорит, а через пару лет тут будет Парижское море. Между моими ребрами будут плавать серебристые рыбки, и там не будет ни сердца, ни тебя. И разве у кого-то есть подписанные Всевышним гарантии, что назавтра он проснется живым, здоровым, любимым и полным сил? У нас всех есть только сегодняшний день и тот кусочек прошлого, который мы помним.

Он умолк, поколебался, взглянув опять на пол. Снял свои тапки и ногой под столом пододвинул их к Орели. Взглядом указал на них, предлагая надеть. На тот случай, если ей все-таки придет в голову пройтись по полу.
Была мысль предложить ей заглянуть в котельную, за бойлер, показать то место, где он прятался от пьяного отца. Сейчас туда помещалась только его нога. Он мог бы не задумываясь назвать еще десять мест, куда он малышом нырял, чтоб исчезнуть из страшной реальности и оказаться в безопасной. А потом спросить Орели – есть у меня там внутри ненависть? Много ты её видишь? Ненавидеть он разучился, толком даже не научившись этому. В том месте, где полагалось быть ненависти, у него всегда возникало что-то другое, в крайнем случае, оно оставалось пустым. Нет, ненависть – это совсем не к нему.
Но он чуть подумал и решил – не надо. Не надо трогать прошлое, надо просто похоронить его… за бойлером. Что было, то было, к настоящему отношения не имеет.
- Я не умею ненавидеть, Орели. Совсем. Быть может, меня плохо учили? Быть может, это недостаток в конструкции? Хочешь – проверь. Или, если ты умеешь, возненавидь меня первой, я согласен. Я просто рад, что немного тебе нравлюсь.
Снова тоскливый взгляд на осколки. Нет, сердце, ты рано обрадовалось. После такого, если она останется – это будет чудом. Будет чудом, если хотя бы будет с ним здороваться издалека легким снисходительным кивком. И чем больше он говорит, тем хуже делает. Все было так хорошо. Она думала, что он гей – нормально, его устраивало. Вот почему он не мог придумать ничего дельного, чтоб соврать? Почему не мог просто не начинать?
Потому что она в любом случае покинет тебя, идиот. Так или иначе. С улыбкой или хлопнув дверью. Сейчас или через пять дней. Ты просто пытался бороться. Но это – не твой приз и не твоя война.
- Прости. Можно, я просто заткнусь? Мне нечего больше сказать.

Отредактировано Vincent du Greve (2017-03-04 13:27:45)

+2

28

- Господи, Винни! - В голосе девушки прозвучало нескрываемое разочарование.
Орели на секунду спрятала лицо в ладони, сложенные лодочкой, а затем несколько минут покусывала ноготь большого пальца руки и молча смотрела, как капли дождя сбегают по стеклу, сменяя одна другую.
Зная Венсана не первый день, чего она ожидала? Что он разберется в хитросплетениях ее логики, подхватит на руки и они скроются в закат под щемящий душу саундтрек? Нет, милый Винни, как это и должно было произойти, складывает руки над головой и испуганно кричит: "Я в домике". Маленький мальчик-максималист, любить - навсегда, ненавидеть - никогда, дарить - целый дом...
А что она должна была сказать? Мол, давай, конечно, Венсан, вступим в отношения, только уж, будь добр, предоставь какие-то гарантии того, что с твоей стороны это взрослое и взвешенное решение, а то, видишь ли, передар ненужных вещей и навеки пустой дом при условии твоей веры в вероятное ненаступления завтрашнего дня не особо убеждают.
Она, в общем, и не отдавала себе отчет, в какой момент начала относиться к нему по-другому. Однажды она списала это на магию совместного быта: если ты живешь с кем-то вместе, ты либо начинаешь яростно ненавидеть своего соседа, либо вы встраиваетесь друг в друга как паззл, компенсируя недостатки и дополняя достоинства другого. Сегодня за ужином она как раз планировала поднять тему наступающего лета и ее дальнейшего проживания в особняке. Подобрала аргументы, почему ей лучше остаться, чем куда-то переезжать: все равно летние поездки, стажировка, волонтерство, он и видеть-то ее почти не будет. И несмотря на то, что он сразу сказал: живи, сколько хочешь, ей нужно было объяснить ему, почему она изменила свое решение. Но теперь, кажется, это не имело значения. Она злилась на себя, за то, что не предусмотрела его реакцию, на него - за то, что спрятался в своей раковинке так, что не достанешь, на всю ситуацию, потому что совсем не так девушкам в мечтах представляется момент романтического признания.
- Если нечего сказать, давай закончим этот разговор. Я буду в комнате, - проигнорировав предложенные тапочки, Орели на цыпочках, обойдя все осколки, скрылась за своей дверью, хлопнув ею чуть громче, чем этого требовалось.
[AVA]http://s50.radikal.ru/i128/1703/7e/be5774ad9f13.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-03-04 19:24:52)

+2

29

У него отлегло от сердца – не поранилась. Правда, облегчение было недолгим, через минуту уже пришло осознание, что все это как-то подозрительно похоже на расставание. Что-то вроде того, что однажды произошло с Колетт, за тем исключением, что тогда он даже обрадовался – у него освобождается куча времени. А теперь – что?
Какое-то время он просто стоял посреди кухни, пытаясь понять, что делать и что он сделал не так. Что делать, сообразил быстрее. Надо было убрать осколки.
Он надел тапки, взял веник, стал сметать битый фарфор.
Она даже не поела. Идиот. Так готовила – и ничего толком не съела, все на полу.
Вынул из шкафа робот-пылесос. Распустил шнур, воткнул в сеть, задал программу – мыть пол. Сам ушел на веранду. Там было мокро. Просто отлично. Колетт была права, он неуклюж и бездушная скотина. Его нельзя подпускать к девушкам. Тем более, нельзя подпускать к Аврелии.

тссс... То, чего Аурели не слышала, если не выходила из комнаты.

Было холодно и противно, игра затянулась, ее не искали уже давно-давно, но Люси из чистого упрямства продолжала сидеть за старым креслом, хотя усилившийся дождь стал бить по перилам, обдавая противными холодными брызгами...
Люси забралась глубже за вещи, найдя нового (пусть и невольного) партнера по игре. В носу немилосердно свербило, девочка двумя руками зажала рот и нос, но сдержать чих не смогла.

Новый звук спугнул все мысли. Венсан обернулся и увидел край платьишка за креслом.
Люси Арно, маленькая дочка соседа. Они иногда играли вместе, когда он приходил к ним, или же когда дети просили разрешения поиграть у него в саду. С прошлых лет у них тут осталось много нычек, не оставлять же их из-за такой досадной мелочи, как возвращение в дом хозяина.
«Сардинки» или «прятки», - подумал он. От этого зависело, как девочку окликнуть. Если «сардинки», то нашедший её должен был сесть рядом с ней и ждать, пока их найдут остальные. Но мокро, прохладно, ребенок замерз, какие к черту «сардинки»…
- Туки-ту, я тебя нашел, выходи!
Снял с себя кофту, протянул малышке. Знаком позвал её садиться рядом на длинную деревянную скамейку. Не выпинывать же ребенка под дождь только потому, что ты идиот, все испортил и у тебя внезапно закончилась жизнь.

Винни ничего не понял, нужно было по-другому играть, но он — мальчик, хоть и большой, а мальчики все страшно непонятливые. Взять хоть Клода, который вообще бросил ее искать... Но Винни добрый, легко делится конфетами и иногда катает на себе, а вот сейчас дал куртку. Девочка приняла подношение почти с царским величием, как и полагается всем самым красивым девочкам (слышала вчера от Ками, что так надо, не поверила сперва, но ей вдвое больше лет, так что, пожалуй, виднее. Решила проверить).
Выражение особы королевской крови продержалось на лице недолго — слишком грустным и потерянным казался ее друг...
Какое-то время посидела с Винни молча, ждала, что скажет что-нибудь хорошее, может, похвалит за скрытность (она ведь очень хорошо спряталась) или даже пригласит на чай, но ее друг был задумчивым и словно сонным... Люси почуяла неладное. Взяла в свои ладони его широкую руку (та была очень холодной, но щеки у него наоборот пылали красными пятнами), наклонившись, заглянула в глаза.
— Винни... ты чего? Заболел? Что-то случилось?

- М? – даже удивился, привычно так, дежурно, скорее на автомате, чем осознанно. – Нет, ничего не случилось, все хорошо, малышка. – Помолчал. Вот такое вранье у него получалось отлично. Он сам бы поверил, наверное. Но он вдруг сморгнул и посмотрел на Люси внимательнее. Вот всего пару минут до того, как девочка чихнула, он без молитвы, а просто от всего сердца обратился к Нему с просьбой, научить его уму. Ну, там ангела прислать или санитаров что ли, Ему виднее, как вразумлять таких непроходимых идиотов. Так кто тебе сказал, что эта девочка перед тобой – не ангел?
- На самом деле случилось.
Вот как объяснить ангелу-ребенку, что он идиот?
- Я не умею разговаривать с девушками так, чтоб они меня понимали. Я все время их обижаю. Даже если хочу сказать что-то очень хорошее. Это как колдовство из сказки, помнишь? Волшебница заколдовала двух сестер. Что бы ни сказала младшая, хорошая, изо рта падала роза или жемчужина. Что бы ни сказала старшая – изо рта выскакивала жаба. Иногда эти жабы очень мешают.

Люси радостно закивала. Во-первых, Винни ответил. Вспомнил одну из ее любимых сказок. А еще она была права, и ему сложно, потому что он — мальчик. А она — девочка, значит, наверное, сможет помочь.
Задумалась, смешно сморщив лицо, стараясь казаться умной и достаточно взрослой для него собеседницей. Мама всегда так делала, когда у папы было такое лицо, как у Винни.
— Нет, тебя как-то по-другому заколдовали. Когда ты у нас дома, у тебя слова похожи на светляков, ты умеешь развеселить маму и папу, когда они... ну... такие... серые, неправильные. И Сократ тебя любит, никогда не лает, когда ты идешь к нам, наоборот, виляет хвостом. А обычно он шумный. Хотя добрый. И я...
Хотела сказать "Я тоже тебя люблю" — таким он был грустным и потерянным, но смутилась. Она девочка — им такое нельзя говорить просто так. К тому же, вдруг их услышит Клод...

- Хм, - Венсан покосился на девочку с улыбкой. Верно. Обычно в общении с людьми у него сложностей не возникает. Сбой происходит только тогда, когда он говорит с девушками, пытаясь выстроить с ними хоть какие-то отношения. Даже с Колетт, когда, казалось, все было ясно с самого начала, они просто «иногда встречались» - и то, он ухитрялся рассердить её и выбесить всего-то парой невинных слов. И чем дальше, тем становилось хуже. Но тогда его это трогало очень мало, он даже не счел нужным задуматься, что же не так. Но Аврелия… если бы ему кто сказал, что сегодня он обидит её, он нашел бы способ провести этот день подальше от неё.
Быть может, подумал он про себя, Ты пытаешься сказать мне, что мой путь – отказ от всей этой суеты? Ты так призываешь меня? Бедность, послушание, целибат. Так будет лучше. Так он больше никогда не обидит Аврелию.
Но было сомнение. Ведь там, в кухне, ему показалось, что она любит его. Ну, хорошо, показалось… хорошо, он дурак… но что если то был знак, а это – искушение? Надо просто спросить. Правильно спросить.
Он еще не спросил, еще даже не придумал, как это спросить, но жизнь, остановившаяся, как часовой механизм, вдруг заскрипела и снова пошла.
- Ты маленький ангел, Люси. Хочешь, я провожу тебя домой?

Люси замотала головой... Какие все мальчики дураки, даже самые хорошие из них. Лицо ее сделалось строгим и даже суровым (по крайней мере ей так казалось самой).
— Не хочу. Расскажи про жаб изо рта. Ты же не случайно вспомнил. А будешь отнекиваться, я вместо тебя расскажу. Станешь еще краснее.
И в довершение угрозы показала язык.

- Серьезная угроза! Ну хорошо.
Но ответил не сразу. Трудно было найти слова. Как всегда. Он поднял голову вверх и задумался. Вот что он скажет сейчас? Расскажет всю их с Аврелией историю. Какая она особенная, как похожа что-то безграничное – на старинную библиотеку, на Вселенную, на джунгли… Как он заблудился однажды в ней и не хочет теперь остаться без неё. Как уверен, что если станет на неё претендовать, то потеряет даже тот кусочек, что милостиво выделен для его обожания. Потому что она…
- Нет, - рассмеялся тихо. – Давай лучше ты.

— Сам напросился! — проговорила девочка торжествующе. - Ты ведь в сказку попал. Только в другую. Где есть замок, принцесса, дракон и рыцарь. Думаешь, раз я маленькая и живу далеко, я не заметила? У тебя дом был другим — как замок злого волшебника. Окна пыльные, сад запущенный, как волшебный лес — самый-самый настоящий, мы проверяли. А Клод говорил, что тут даже приведение есть...
А потом ты привез принцессу (потому что такие красивые мадемуазель точно должны быть принцессами, ну может быть просто ин-ког-ни-то)... Только дракона ее ты не победил, кажется. Потому что раз ты тут, а дом опять грустный, значит что-то не так... И сейчас ты думаешь отступить, потому что считаешь себя плохим рыцарем. И хочешь оставить ее с ее драконом. Но так нельзя, потому что он ее больше не отпустит... И она...

По мере рассказа девочка все сильнее сбивалась. Ей было очень обидно. За Винни. За его красивую принцессу, которая сейчас в башне совсем-совсем одна. За Клода, который ее не нашел. И теперь она тоже, наверное, останется одна... под конец девочка сказала, едва сдерживая слезы:
- Если ты ее сейчас отпустишь, ты отдашь ее во власть ее дракона. И перестанешь быть рыцарем, чтобы ты потом не сделал...

- Принцессе не нравится этот замок, - Возразил Венсан озадаченно. Если смотреть на проблему через сказку, то выходило как-то проще и понятнее. Их даже этому учили в университете на лекциях по основам педагогики. Находить к детям подход через сказки. Он сам даже пользовался этим приемом в школе, когда занимался с отстающими. Так вот, смирись, месье дю Грэв, теперь ты – отстающий. И теперь тебе нужна сказка, чтоб что-то понять. - Принцесса хочет уйти, понимаешь? И я не знаю, как еще я могу её удержать. Ей не нужно сердце плохого рыцаря. Ей не нужен его замок.

— А ты ее с ее драконом не перепутал? Я знаю, они умеют быть очень похожи на наших знакомых. Но это всего лишь случайное совпадение. Может дракону не нравится замок, может он боится, что ты его прогонишь?
Видя, что он не понимает, продолжила.
- Помнишь, ты читал нам сказку, где злой колдун превратил свою сварливую служанку в копию принцессы, а принц не увидел разницы, и Одет едва не погибла. Вот и с принцессой твоей так же. Ее собственный дракон боится, что ты ее заберешь у него. А безработные драконы никому не нужны... Вот он и пытается тебя напугать, а ты этому и рад. Ты умеешь видеть изнутри. Но сейчас ты так боишься ее потерять, что словно бы сам прогоняешь. Вы мальчики — страшные дураки порой. Ками так сказала, когда я на Клода жаловалась. И мама говорила как-то, что когда кто-то очень боится чего-то лишиться , иногда сам отталкивает или теряет специально или ведет себя как дурак. За косички дергает, или снежками именно в тебя кидается, или не здоровается. Вроде как сделаешь вид, что тебе не важно и уже не обидно, если что-то плохое случиться. Ты не веришь, что ты настоящий рыцарь, хотя ты очень-очень настоящий. И все ждешь, когда твоя принцесса найдет себе другого получше, а кто тебе сказал, что ей нужен другой? Просто чтобы быть рядом с ней ты должен доказать, что можешь защитить ее от кого угодно. Даже от ее собственных злых драконов и волшебников. Если прямо сейчас ты снимешь латы и опустишь меч, позволишь ей уйти, увезя с собой злого волшебника и его драконов, ты перестанешь быть рыцарем, а ее место займет старая сварливая служанка, как бы не выглядела твоя принцесса внешне.

- Эй-эй, погоди, - Венсан тихо засмеялся и взмахнул руками – сдаюсь! – Ты так сведешь старика Винни с ума, маленький ангел. Слова – это саван истины.
Он немного подумал, собирая мозаику из слов Люси и выстраивая её в алгоритм. Что он должен сделать? Запереть Аврелию в комнате? Принести ей охапку умирающих роз? Спеть серенаду под её окнами? Что ему делать с её драконами, где вообще водятся эти драконы?
- Ты поделилась со мной своими мыслями, можно и я поделюсь с тобой своими? Может быть, сейчас они к тебе ни к чему. Но потом – вдруг да пригодятся. Любовь – это очень простое чувство. Она не может быть похожа на клубок змей или головоломку. Сюжет у сказок прост: принц борется со злодеями, чтоб спасти принцессу, а не с принцессой, чтоб спасти её от неё самой. Любовь освещает путь, а не наполняет его тенями. Если кто-то даст тебе понять, что любит тебя, говори с ним простыми словами. Вдруг твой храбрый рыцарь окажется полным дураком, а под рукой не окажется такого же славного ангела.
Он поднялся со скамейки и протянул девочке руку.
- Пойдем, я провожу тебя домой. А потом пойду караулить мою принцессу.

Проходя мимо кухни, Венсан по обыкновению цапнул пару яблок, пригоршню конфет и печенек, насовал их девочке в руки и карманы – пусть угостит ребятню. А если она на самом деле ангел, а девочкой только притворяется, что же, пусть угостит своих братьев-ангелов, заслужили, работяги.
Проводив Люси, он вернулся домой, зашел в библиотеку, взял блокнот и ручку. Сел под дверью у Аврелии. Прислушался. Торопливо нарисовал на листочке карикатурного рыцаря на белом коне. Нарисовал башню и принцессу на балконе. Нарисовал рыцарю белый штандарт – перемирие! Подсунул листочек под двери, пошуршал им, привлекая внимание.
- Ты выйдешь ко мне? Если не хочешь – не надо. Я только хочу что-то спросить.

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/6/0/8/4/60841/84846229.jpg[/AVA]

Отредактировано Vincent du Greve (2017-03-05 02:23:09)

+2

30

Орели не рассчитывала, что вечер закончится именно так, поэтому, как ни странно это звучало, плана на остаток дня у нее не было. Точнее, она думала, что они разожгут камин и посидят в уюте, может быть, откроют бутылку вина. Венсана бы обязательно порадовала новость, что она остается, так что он заливал бы гостиную своим мягким радостным светом, соревнуясь по яркости с огнем.
Что делать сейчас, было непонятно. Ясно, что она не хотела бы выходить из комнаты в ближайшее время, чтобы напряженная атмосфера, заполнившая дом после ссоры, успела рассеяться.
Сегодня днем девушка потратила немало времени, чтобы отыскать в обширной библиотеке фэнтези-роман, авторства некоего Анжея Сапковского. Она открыла его сейчас, устроившись на кровати и скрестив ноги по-турецки, лишь для того, чтобы на первой же странице встретить описание откровенной любовной сцены и с раздражением захлопнуть книгу. Еще несколько минут она полистала страницы в интернет, но, в конце концов, отложила ноутбук и невидяще уставилась в окно.
Те несколько попыток отношений, которые у нее были прежде, закончились плачевно. Соблазнившись на красивую картинку идеальной девушки, никто не ожидал рано или поздно раскопать под масками ее настоящую: неуверенную в себе, ранимую, играющую людьми ради того, чтобы почувствовать себя хоть немного лучше. Она и сама иногда забывала о себе, той, ничего удивительного, что и другие обманывались.
Надо будет поговорить с Винни завтра, не играть словами, не складывать их в причудливые аллегории. Сказать, что останется на лето. Сказать, что он ей очень нравится. Сказать "спасибо", наконец. Вот так просто.
Она вздрогнула от шелеста у двери и обернулась, чтобы рассмотреть записку. На месте ожидаемой вязи знакомого почерка оказался рисунок: замок, принцесса... Опять ребячество какое-то.

- Войди, пожалуйста, - девушка снова отвернулась к окну, сложила руки ближе друг к другу и чуть наклонила голову вперед, чтобы поза выглядела беззащитнее, если смотреть от входа в комнату: чуть выступающие лопатки, седьмой позвонок в вырезе платья... Дверь еле слышно скрипнула и Орели одернула себя, заставив тело принять прежнее расслабленное положение. - Прости, что я испортила ужин. Все это можно было бы сказать по-другому. Если твой вопрос касается этого, я признаю, я не права.[AVA]http://s50.radikal.ru/i128/1703/7e/be5774ad9f13.jpg[/AVA]

Отредактировано Aureli (2017-03-05 10:00:47)

+2


Вы здесь » DEEPspace » подземное неземное » Беседа из прошлого


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC